Вначале (продолжение 2)

Ноги он сбил очень быстро. Хоть и старался идти аккуратно – против раздолбанного бетона в кромешной темноте любой лом бессилен. Попробовал встать на четвереньки, как Маресьев в известном фильме. Понял, что получится ещё хуже. И теперь медленно, но шёл, стискивая зубы и вздрагивая при каждом шаге. Боль проскакивала по позвоночнику и отдавалась в затылке. Хорошо, что не в сердце. Терпи, уговаривал себя Лазарь. Это твой личный ад. За твои личные грехи. Ты жене сколько страданий причинил? Вот и искупай… клоун. Ты думаешь, ей не так больно было? Конечно, не так – гораздо больнее. Как только она всё выдержала. А ты слабак оказался: чуть что – сразу инфаркт. А она, святая душа, простила. А ты…
Неосторожно шагнув, Лазарь попал в какую-то ямину, стукнул с размаху палец – вроде даже хруст послышался – и взвыл сквозь зубы. Всё. Не могу больше. Сил нет. Вот сейчас лягу и буду лежать. Но сил не было и на это. Лазарь просто закрыл глаза. Карету мне. Машину. Тачку. “Копейку” хотя бы. Чтобы сама везла. Чтобы не топтаться по этому… по этой тёрке. Чтобы ногам не больно. Только бы не больно…
Он открыл глаза и уставился на два оранжевых габаритных огня. Подвывая, сделал два шага, нащупал крышку багажника. Наваливаясь и перебирая руками по кузову, добрался до водительской двери. Потянул на себя и на минуту ослеп от вспыхнувшего в салоне света. Изнутри это была самая настоящая “копейка”. С ключом в замке зажигания. Лазарь повернул ключ. Щёлкнуло реле, на приборной панели зажглась красная лампочка: нулевое давление масла. Сейчас мы тебя заведём, и всё с маслом будет в полном порядке. Сейчас, вот только… Лазарь поискал глазами на приборной панели, вспомнил и передвинул одну из двух рукояток на рулевой колонке. Вспыхнули фары, выхватив из мрака стометровый кусок трассы: бетон в многочисленных выбоинах, красно-белые полосатые вешки по кромке. И пустота за кромкой – ещё отчётливей, чем раньше, когда из света был только фонарь далеко впереди. Да, фонарь, мне же туда. Сейчас, вот заведу…
Рука, неожиданно отяжелев, упала на колено. Дурак, сказал себе Лазарь. Клоун. Правильно ключник сказал. Ты сам себя обманываешь. Это же ад. Здесь лёгких путей не бывает. Ты выбрал себе путь – так и иди. Пешком. Шайтан-арба тебе не в помощь. Сам грешил – сам и расхлёбывай.
С содроганием он выбрался из-за руля. То есть, содрогаться начал заранее, а, поставив ногу на бетон, сразу вспомнил ученный в школе стишок про индийского мальчика-батрака. Фразу о том, что если бить по пяткам тростниками, то получается очень больно и очень слышно. Теперь Лазарь понял, почему слышно. Сам бы в голос завыл, да бестолку. Кое-как, наваливаясь на кузов, в пять осторожных шагов дотопал до морды. Глубоко вдохнул, оторвался от опоры, шагнул раз, второй. И понял, что фары надо было погасить. Дорогу они, конечно же, освещали хорошо – там, где не надо. А перед Лазарем корчилась чернущая, совершенно непроглядная тень, в которой прятались все самые коварные выбоины и выступы. И никуда эта игра света и тени не делась ни после первой сотни метров боли, ни после второй, ни после… Свет слабел, но оставался, и оставалась злобная чернота тени впереди. Получив особо чувствительный укол раскалённой иглы – уже не в затылок, а прямо в мозг, – Лазарь с ненавистью оглянулся. Две яркие белые точки ударили в глаза. Сразу поплыли радужные пятна. Вот ведь зараза. Это же километров пять, не меньше. И никак от неё не оторваться, гори она огнём.

Запись опубликована автором Игорь Панасенко в рубрике Проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Об авторе Игорь Панасенко

Родился в конце марта 1958 года у подножия горы Кукисвумчорр, поэтому ушиблен Хибинами с детства. Поэтому там же и остаётся практически безвыездно, за вычетом шести студенческих лет. Впервые с авторской песней встретился в четыре года, когда родители купили первый магнитофон и бросились переписывать всё, что было доступно в ближайшем окружении - Визбор, Высоцкий, Кукин, Лобановский... далее везде. Уже потом, в институте (знаменитый Ленинградский Политех), узнал о существовании КСП, случайно забредя на конкурс "Топос". Далее везде... Ленив и неорганизован. Книг не издал. В союзах не состоит. Копирайт не признаёт. В миру успел поработать в академической науке, на государственной службе, в коммерческой фирме, на старости лет вернулся в науку. Везде занимался одним и тем же - дрессировкой компьютеров. А это уже диагноз.
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars6 Stars7 Stars8 Stars9 Stars10 Stars11 Stars12 Stars13 Stars14 Stars15 Stars16 Stars17 Stars18 Stars19 Stars20 Stars21 Stars22 Stars23 Stars24 Stars25 Stars26 Stars27 Stars28 Stars29 Stars30 Stars31 Stars32 Stars33 Stars34 Stars35 Stars36 Stars37 Stars38 Stars39 Stars40 Stars41 Stars42 Stars43 Stars44 Stars45 Stars46 Stars47 Stars48 Stars49 Stars50 Stars (1 проголосовавших, средний балл: 35,00 из 50)
Загрузка...

Вначале (продолжение 2): 1 комментарий

  1. Славный кусок. …Вот думаю, может, нам с вами на пару дописать мой подвисший в воздухе роман? В соавторстве, так сказать… М? Вы как?

    Persevering поставил(а) оценку: 35

Добавить комментарий

Войти с помощью: