F.E.A.R. (62)

Темно вокруг, не видно стен,
Ни пола нет, ни потолка,
Лишь где-то брезжит жёлтый свет,
Его безумность так сладка.

В бегах я здесь в любой момент,
Мечусь меж сумерек и тьмой,
И страшной памяти сегмент
В затылок дышит пустотой.

А посмотреть назад опасно,
Да что там, даже страшно,
На крыльях призрачных
Летит оно, все в белых волосах.

Бегу я дальше, всё назад,
А все цвета каштаном стали,
Вдруг рыжим вихрем закружились,
Да жёлто-серым вновь опали.

Дыхание сбилось, я устал,
Закрыл глаза, меня нагнали,
И разноцветный ожил бал,
Палитрой краски расплескались.

Но неожиданный удар
Заставил вдруг вернуться в мир,
Железный столб, на нём фонарь.
“Опять устроил ты всем цирк!”

Весёлый голос где-то сбоку,
И пряди белые в снегу,
Хочу, чтоб было по-другому,
Но лишь надеяться могу.

Принято. Оценка эксперта: 11 баллов.

Воскресение

Утро вошло без стука.
Манит небес магнит.
Ночь, непорочная сука,
Прячет глаза в огни.

Дом сбережён. Воскресение.
Спящий его проспит.
Тот, кто пришёл во спасение,
Крики: – Распни
Простит.

Снова фантом распятия.
Агнцу всходить на крест…
Сонно бормочет братия:
– Дайте нам новый квест!

zimazima (56)

Вы тоже такое, наверное, видели:
Когда из-под ног летит небо с землёй,
Вокруг все друг на друга обиделись,
Опять ты мешаешь имао и алкоголь.
Одиночество давит подобно катку,
Уже остается недолго терпеть,
Хватай же быстрее волшебную книгу,
Да скури, чтоб сказочки дверь отпереть.
Зачем вот только писать ещё раз,
Находишь себя лишь в фразах чужих,
Переполненных смыслом, а утром прочтешь
Ломаный стих, лежащий с полтретьего в личных…
Смотреть на своё отражение страшно,
Пишу имена я ножом, начиная со строчных,
Стараюсь не думать, что всё будет мрачно,
Кричи, только эхо кричит в трубах сточных.
На раны откуда-то с неба посыпется
Соль всех обид, огорчений и ревности,
Забуду сегодня, вчера, и что значит выспаться,
Да глупые визги о дружбе и верности.
Курсор всё насилует так же, как раньше,
Пять одинаковых вкладок чьей-то страницы,
Давайте забудем, что было что будет дальше?
Боюсь вновь сломать ключ от внешней границы.
Фонари опять не угасли, как прежде,
Но чья-то надежда опять умерла,
Ищу я кого-то во взглядах прохожих…
Не заметил, как наступила эта зима…

Принято. Оценка эксперта: 15 баллов.

МХ-312 (Дохнут троллейбусы – так и не вскрикнув…)

Дохнут троллейбусы – так и не вскрикнув,
еле живым своего знатока
чудом застав на камнях Гетьман-стрита
с красным тату на миндальке виска.

Он их оставил – бессовестно вроде,
если не брать в сурдограмму контекст,
но электричество в нём уже бродит
рислингом выгоревших дискотек.

Отдал полжизни вагантскому культу –
а выпускной, как пластинка, заел…
Дуплами в пазухах клёны кукуют,
напрочь забыв о своём соловье.

Солнце аж флюс раздувает трескучий –
больно троллейбусам, тошно дубам.
Клумба – твой одр, если ты не раскручен
радиостанциями Алабам.

Киев растёт в высоту и моднячесть,
грохая фуры о бошки скульптур.
Те, кто не в тему, уходят, не прячась –
еле сличаемые по хвосту.

Может, такой же трындец и в Бишкеке –
кто вашим играм теперь репортёр?
Будут машинки на эльфовом млеке.
Стрелочных фидеров смолкнет нытьё.

Не вымирают дорожные песни –
только меняют свои лепестки.
Городу давит и в сердце, и в чресле
каменной мамбой рельефной клюки.

Сосредоточились грустные дроны
над испускающим дух васильком,
и горизонт, от стенаний неровный,
током трещит на мотив «Сулико».

Не знала молодость

Все тяжелее поднимать себя с дивана,
Все непосильней ноша бренных лет,
А было время- жизнь была желанна,
И так хотелось верить- смерти нет.

Не знала молодость, и знать то не хотела,
Что все осыплется, как с белых яблонь цвет,
Что свежей юностью младого тела,
Не насладиться молодости, нет.

Покуда силой наливались,
Отбросить мрачное старались,
Покуда тело радостью играло,
Мечталось многое, сбывалось мало.

В душе застыли сонные тревоги,
Все тяжелее двигаются ноги,
Засеребрились кончики волос,
Как ветки зимние берез.

Проходят жизни, догорит и эта,
Сотлеет напрочь, до конца,
И будет снова солнечное лето,
Ласкать теплом, избранника юнца.

Принято. Оценка эксперта: 15 баллов.

Что-то про звёзды

Однажды кто-то неуклюжий
Просыпал золото, с алмазами смешав.
И он решил, что будет тут прохожий
Смотреть на них, летая в облаках.

Чудак, поэт или влюблённый,
Всех вас объединяет с тобой поры:
Тот кладезь в небе осветлённый,
Тот Сфинкс для нас, для всей Земли.

Мы часто ищем там ответы
И с глупостью вопросы задаём,
Но нет у пустоты для нас совета.
И в пустоту мы вместе не войдём.

Там время сказкой задержали,
И светлячков подвесили шутя.
Чтоб все года, все люди испытали,
Как в сердце зажигается искра!..

Однажды кто-то неуклюжий,
На золото с алмазами глядя,
Узнал, что тоже он прохожий,
Что в дальних звёздах видит он себя.

Принято. Оценка эксперта: 11 баллов.

Я сей цирк уже не выношу

Я сей цирк уже не выношу.
Мне смешон заботливый твой взгляд.
Попрощавшись, только попрошу,
Чтобы сбросил клоунский наряд.
Разреши задачу из задач
И актёрский поменяй состав.
У порога сторожит палач,
И диктует для тебя устав.
Я диктую правила сама,
И пишу в подкорке головы.
Через многое пройти смогла,
Поменяв на правила свои.

Принято. Оценка эксперта: 16 баллов.

Сказка ночи (61)

Ночью тихо. Спят все люди.
Только ты не спишь один:
Чай и кофе, блин на блюде,
Лишь бы ты не загрустил.
Людям весело и тошно,
Людям страшно и смешно,
Ты лежи во тьме колодца,
Комнате своей с окном,
Ты смотри как создаётся
Жизнь, не твой сплошной дурдом.
Поучись всему немного,
Адекватности людей,
Уму разуму чудному,
Счастью тех, кто помудрей.
Позабудь ты все обиды,
Позабудь как ты прожил,
Прошлое осталось в прошлом,
Жизнь вся будет впереди.
Не залипни в старом, грязном,
Люди этого не ждут,
Доброго о том не скажут
И в психушку отведут.
Научись уже немного
Понимать вокруг людей,
Ты не дьявол, ты не боже,
Ты обоих помертвей.
Позабудь любовь и страхи,
Люди этого не ждут,
Люди ждут добра и ласки,
И напрасный это труд.
Нет здесь в мире доброй сказки,
Нет, но может быть всё врут?

Принято. Оценка эксперта: 15 баллов.

МХ-313 (“Лёгкая походка”, – льстили мне статьи…)

«Лёгкая походка», – льстили мне статьи.
Трудно было сглазить или сбить с пути.
Глядя на бессменных властелинов сцен,
знал, куда стремиться, дьявола кузен.

Яблонь предпасхальных трепетная рябь
в крыльях пробуждала лучевой заряд.
Жгучая контрастность солнца и дождя
выпевалась глоткой, в нёбе чуть зудя.

Что стряслось в грачиный утренний отлёт?
Смена иерархий, кодексов, банкнот?
Те же Бах и Брамс, а восемь лишних герц
шпателем уткнулись юноше в торец.

Он беспечно думал: там, где двадцать семь,
там и тридцать восемь быстроглазых серн.
Очередь дойдёт – расправится крыло.
Классный план созрел, но – парень, ты трепло!..

Отлетал, проснулся – а крестцовый хрящ,
некогда податлив, гибок и звенящ,
стрельнул в надколенник – и давай, вставай!
Топай на базарно-винный фестиваль.

Нужен он тебе? – вопрос из ряда «упс».
Может, я не то наматывал на ус,
проводя анализ вещего кино –
и в итоге всё нутро развращено.

Пассажирский дриблинг – это был мой спорт.
Много перекисло недовольных морд.
Всё б ништяк, но бьют куранты двадцать семь –
исчезает фея ВЛКСМ.

Времени на всё становится в обрез.
Небо пахнет хной. Леса – сплошной багрец.
В зеркале – мальчишка… или крокодил?
Но – хотя б козявка мне не командир.

со вкусом табака и поцелуев

глаза закрыты.
слова пусты.
причина ненависти?
это ты.

докричаться через бездну?
пыталась, заглушил туман.
бросаю тебе вызов.
медленно иду назад.

рви мою душу на части.
знаю, ты это любишь.
тебе ведь приносит счастье.
мило ты меня губишь.

посмотри моими глазами на мир.
знаю, ты уже натерпелся сам.
но знаешь, ты мой кумир.
мой самый милый ужасный дурман.

в голове всплывает двадцать третье число:
укусы, поцелуи, разговоры по душам, объятия…
хочу быть счастливой, просто тебе назло.
чёрт! ты изменил моё детское восприятие!

первая встреча. некий мандраж. твои глупые шутки.
желание обнять, держать за руку, не отпускать.
память терзает ночами. без сна уже сутки.
оригинальный способ ты выбрал, дабы меня растоптать.

глаза закрыты.

слова пусты

причина ненависти?

это

ты.

Принято. Оценка эксперта: 15 баллов.

Мне осень давит душу

Я чувствую мне осень давит душу.
И хочется мне плакаться тебе,
Но я не вижу света в глубине,
Как мой ковчег не видит сушу.

Но мой корабль одинок,
Он не пускает в одночасье:
Политиков, лжецов и счастье.
А ходит он не первый срок.

Но вот рассвет, и вновь звезда.
Так тускло пробивает терни,
Как тошно душат сплетни,
Но всё к концу подходит и пора…

Пора душою осени отдаться,
И не горя, не воскресая,
В болезнях будней угасая,
Нам в переулок мутных дней.

Принято. Оценка эксперта: 12 баллов.

К.П.З. (63)

Влажный воздух, холод стен,
Так уютно и так мрачно,
Сладок и ужасен плен,
Пропаду здесь, однозначно.
Комната как комната:
И красива, и невзрачна,
Но без злого омута,
Не бывал в ней дым табачный,
Не пропахла перегаром,
Тиши нет тут гробовой,
Ни единого кошмара
И настрой тот боевой.
Пробыл я недолго в ней,
Но запомнилась навечно,
Всех теперь она родней
И душа в ней человечья.
Только вот пришла пора,
И пришлось на суд идти,
Поздно для дешевых драм –
Детство все уж позади.
Предо мной сидел судья,
Руки по локоть в крови.
-Преступился в чём же я?
-Преступились вы в любви

Принято. Оценка эксперта: 12 баллов.

Душа погасла

Больше не увидимся с тобой,
Милая и нежная подруга,
Ты была любимой и родной,
Не могли и дня мы друг без друга.

И казалось, счастье бесконечно,
Невозможно ведь, убить любовь.
Сказка будет длиться, вечно-вечно,
Ангелы нам пели вновь и вновь.

Развела судьба нас, разбросала,
Не блистает, что во мрак ушло,
На душе все струны оборвало,
Счастье безвозвратно так прошло.

Налетело горечь и страданье,
Камнем тяжким на душу ложась.
Как во сне, то первое свиданье,
Жизни уголек в душе погас.

Принято. Оценка эксперта: 13 баллов.

А толку?

А толку? Вот теряю меньше,
Но ведь потеряно без счёта
Друзей, спокойствия и женщин,
Подъёмов, песен и полётов.
Что проку? Пью вино дороже,
Но в жизни выпито немало
Отравы, купленной за грошик,
С забвеньем до краёв бокала.
И в чём резон? Пишу красиво,
Но слов потрачено без меры
Впустую.
Пусть остались силы
И чувства. Не хватает веры.

Оптимизм (55)

Грязное эхо слепого расстрела,
Взрывы и крики чудес бытия,
Нервы все сдали, но мы лишь хотели
Счастья и сердца простого тепла
Раньше ведь думали сами, что можем
В космос летать на мечте, без крыла.
Выросли, поняли – космоса нет,
Он здесь возможен лишь от марки трипа.

Взрослыми стали все слишком уж рано,
На детских площадках давно нет детей,
Замок фантазий порос весь бурьяном,
Сказка – не тупость, реальность глупей.
Люди забудут, что всё в жизни плохо,
Всё хорошо – коль прекратишь замечать.
Слышишь весёлой истерики хохот,
И совет от слепца оптимистичнее стать.

Принято. Оценка эксперта: 12 баллов.