Войберг

Здравствуй! Меня зовут Войберг.
Это не совсем так, раньше у меня было другое имя.
Но сейчас это уже неважно.
Говорил мне когда-то Бушик Непролетарский,
что выть по утрам на Луну не стоит,
а я его проигнорировал. Так и продолжал выть хриплым чегеваром
до тех пор, пока однажды не приехали спокойные,
и уравновешенные люди в белых халатах, и скрутив меня,
визжащего и ругающего, взяли и отвезли в дом “хи-хи”.
Что это за дом?
Обычная больница, единственно, почему-то некоторых её пациентов
иногда привязывают к кроватям. А так, тишь да благодать,
лишь порой соседи по палатам доводят меня до состояния,
когда очень хочется выть…

Ну, посудите сами, как не выть, когда ещё работал в офисе компании,
которая занималась продажами сифилиса биржевых новостей,
и геморроем аналитики опросов, то мой толстобрюхий начальник
Джараза после обеда тащил стройную секретаршу Василиску в свой кабинет, и там занимался с ней интимными прикосновениями
тела об тело, и Василиска при этом стонала и вскрикивала так,
что было слышно на всём этаже огромного здания бывшего НИИ ДРЯНЬ,
а вечером Джараза, при выходе из кабинета, штрафовал того сотрудника, кто посмел посмотреть на его довольную морду!
Да вдобавок ко всему, секретарша в конце недели относила
списки ей неугодных сотрудников своему шефу, и Джараза неугодных штрафовал!
В эти списки я попадал часто, по причине нежелания лебезить перед
женщиной с масляными глазками. А получать после штрафов только треть зарплаты было очень БОЛЬНО, хотелось выть!
Но чтоб не посчитали “сумиком”, приходилось с утра
перед уходом на работу открывать окно,
и от души выть-чегеварить на весь двор.
Помогало! После сего сразу на душе лёгкость появлялась,
и мир окружающий не мерзок был.

А ныне соседи как понарасскажут про их родственников-птеродактилей,
и бывших начальников-протоцерапторов, так очень БОЛЬНО
становиться!
НО! Я уже знаю, когда нужно выть, ибо с утра завтрак,
а перед этим как раз времечко есть.
Так что, пожелай мне удачи в бою, пожелай мне!
Никто не остановит мой вой!
Вой-освобождение!

лося лось лосит в лесу


.
лося лось лосит в лесу
/правильно, – лосиху/,
волк – волчицу, лис – лису,
заяц прёт зайчиху.
.
хиппи – хиппи, муж – жену,
кто-то – проститутку…
каждый вносит вклад в весну
(пусть и на минутку)
.
это значит, от любви никуда не деться,
даже в лютые морозы есть ей место в сердце
.
© Copyright: Олег Чабан
.
(отклик на стихотворение Сергея Тененбаума «Легендарные хиппи полвека назад
призывали к свободной любви…)

текст – в комментарии

Ты лжёшь, февраль

.
Ты лжёшь, февраль, весна уже в пути
…/делюсь я вестью с теми, кто не в теме/…
Она ворвётся в снежный твой бутик,
и стужу с белизною обесценит.

Метнёшься мухой марту продавать
с огромной скидкой всё, во что ты верил,
и напиваться каждый день в дрова,
неся неисчислимые потери.

На крыши ляжет плачущий Каюк.
Снег снизит форс до грязно-серой каши.
И снимут шапки Коли, Димы Саши…
и скинут шубки Нины, Оли, Маши…
и панихиду по тебе споют.

Ну а пока жируй, «ещё не труп».
Морозь, студи, кидай на стёкла иней,
и страх внушай любительницам мини…
Короче, царствуй, мой предсмертный друг!

Я холодность твою тебе прощу.
И снегом (как и в детстве) похрущу.

© Copyright: Олег Чабан

Феникс

Пёрышки атласные-
Негу терпко-нежную
Дарит щедро с ласками
Птица-жар безгрешная.

Островок таинственный,
Где приливы плещутся,
От неё единственной
Нам блаженство летнее.

Прилетая с севера
На просторы южные
Над цветами клевера
С ней, танцуя, кружимся.

Брызги! Неосмысленно
от прилива лунного
выступы скалистые
гладят волны шумные.

Пёрышки атласные-
Негу терпко-нежную
Дарит щедро с ласками
Красота безбрежная.

Больше бы хорошего,
Но концы не сводятся.
На гнездовья прошлые
Ей лететь приходится.

…И опять по-прежнему
Манит жажда странная
Сладкими надеждами
К острову желанному.

Пространство…

Пространство, что меня глотает –
набор колец в спирали времени.
А знать о большем мне не велено.
Но в том ли я живу портале,
и к той ли я прибился стае?

Откуда я?

Откуда я? Бегу – куда?
Кружусь по кубу, прячусь в призме,
пишу деяний черновик.
И всё путём! Но, иногда
мне снится опыт прежних жизней,
где я – негодный ученик.

Порядок вещей

Ты захлебываешься в собственном Эго.
Смотришься в зеркало, Нарцисс, ловящий бабочек,
Чьи крылья похожи на рваные паруса.
Летучий Голландец с гнилыми канатами и ржавыми цепями без якорей.
По Млечному пути разбрызганы твои слова и мысли.
Хватить ерничать, плохой актер.
Твоя сцена – серый асфальт Неймегена.
Твердишь:” О, Боже, помоги мне жить!”
Эти слова проговариваешь перед сном и ни во что не веришь.
Твои слёзы – вода, пролившегося вчерашнего дождя.
Ты пытаешься связать душу с Богом,
А растворился в пивной пене.
Проходит день, ночь, и сон затягивает словно туннель, в конце которого не светофор, а Люцифер.
Сегодня я планирую проснуться, а ты все пытаешься заснуть. Ткань времени – маска на твоем лице. Резиновые перчатки как лягушачьи лапки в пандемии.
Наши сны – мрачный хаотичный порядок вещей. Создатель авторитарно забрал твой паспорт в жизнь.

Принято. Оценка эксперта: без оценки .

Деревья достают до крыш…

Деревья достают до крыш,
на клумбах зеленеет силос,
а фонари – сухой камыш
без света. Вечер хмур и жиж.
Возврата нет. Всё изменилось.
У входа в парк щекочет глаз
флагов обвисших полотенца,
похожие на дутый фарс.
Нет сил – дышать. Увы, сейчас
у Родины больное сердце.

Город отходит ко сну…

Город отходит ко сну,
выгнав людей с шумных улиц,
сумраком нежно куснув
шею фонтана.
Сутулясь,
ожила цепь фонарей.
Осень размокшей метлою
гонит к уюту дверей
кошку. А вдруг я открою!

Гомон птиц веселится огласками…

Гомон птиц веселится огласками.
Дождь прошёл.
Воздух терпкий и сладкий.
Мухоморы на детских площадках
засверкали облезшими красками.
Сквер. Безлюдье. Кот нюхает плитки,
в луже ветра узорная змейка.
Тянет пряжу луч солнца за нитку,
вяжет свитер и шепчет: «Примерь-ка».

В чай мой стекает лучей рыбий жир…

В чай мой стекает лучей рыбий жир.
Пью по привычке. Привычно дышу
и по привычке, пока ещё жив,
мысли в потухшем костре ворошу.
Только вопросами мысли больны.
В дебри сгоревших планет забрели.
Что на обратной личине луны,
что на обратной личине любви?
Может там кратер разлук и обид,
или слова извинений звучат.
Может младенец кричит и сопит
тот, что с тобою ещё не зачат.