Зимний вечер

За окнами снег , полная луна ,
Радость , счастье , ведь пришла зима !
Холода , метель , снегопад и вьюга ,
Я бегу на лёд ,позвав с собою друга !

Зимний вечер , за окном моим ,
С любимой девушкой , мы вдвоём стоим .
Хлопья снега падают на нас ,
Мы смеёмся , в этот день и этот час !

Так прекрасен мир , и деревья все в снегу ,
Выйдя на улицу на окна посмотрю .
Как мороз рисует , на моём окне ,
Точно так же я , радуюсь зиме !

Принято. Оценка эксперта: без оценки .

Механизация

Работает стадо роботов
стеклами, плугом и молотом.
Без собственной воли и духа,
в полых обманутых душах
только материя
раздавит бактерии
взглядов усталых.

Течение несет откровения
в проливах сигналов глухих.
Нелепо огонь из картона
мерцает в экране из хрома.
Стуча по зеркальным оградам,
овца воспевает
железного тирана,
железного Султана.

С рожденного рабства
до смерти убогих
бессонных картин.
Машинное братство
строит науку-программу
для каждой машины
с зажившейся раной.

Принято. Оценкаэксперта: 16 баллов.

В нескольких строках


Как дуновенье ветерка,
Легла несмелая строка.
Вторая, набирая силу,
Уж смысл стиха провозгласила.
А третья, закрепив его,
Бурливой разлилась рекой…
И в нескольких строках стиха
Вся жизнь, трудна она, легка,
Длинна иль страшно коротка,
А на странице уместилась!

Принято. Оценка эксперта: 22 балла.

БОМ ЖИ

Приносит осень дожди.
Не дрожи!
Беременную девушку выгнали на улицу,
Её обогрели у костра скитальцы
Бомжи,
Потом она убила чадо в себе.
В этом виновны бомжи.
ЗЛЫЕ!
ПРЕЗЛЫЕ!
БОМЖИ!

Валтузит зима снеготучи.
Не бухти!
Пообнимались с полыньею глупые школьники,
Их вытащили и просушили доходяги
Бомжи,
Затем школьники стали волонтёрами.
В этом виновны бомжи.
ЗЛЫЕ!
ПРЕЗЛЫЕ!
БОМЖИ!

Распускает весна почки.
Вытри очки!
Пластик и бутылки, – покинули парки,
Этот мусор собрали и сдали оборванцы
Бомжи,
Поэтому остались без откатов чиновники.
В этом виновны бомжи.
ЗЛЫЕ!
ПРЕЗЛЫЕ!
БОМЖИ!

Распушило лето цветы.
Ешь фрукты!
Зарезавший брата человек убежал во дворы,
Его укрыли мусором несчастные зассанцы
Бомжи,
После он, не отсидев, ушёл в священники.
В этом виновны бомжи.
ЗЛЫЕ!
ПРЕЗЛЫЕ!
БОМЖИ!
Во всём виноваты бомжи!
ЗЛЫЕ!
ПРЕЗЛЫЕ!
БОМЖИ!

Грустно мне

Грустно мне…
Тоскливо до боли…
Я вспоминаю родные края,
Чистый воздух,березу с осиной.
Те дворы, леса и поля.

Не забуду мой другу, я клянусь!
Как бы, не было горько в душе,
Я, сюда ещё раз вернусь.
И утоплю эту боль уже.

P.S. Моё первое стихотворение на оценку. По всей строгости, пожалуйста.

Баржа

Что может заставить тебя творить?
Меня вот… Эмоции… Чувства…
Пора бы перестать боготворить…
Хотя это, в каком-то смысле, тоже искусство

И я, наверное, как зомби.
Иду, иду, иду к мечте…
Хотя знаю, иду то к бомбе…
И подарвусь, к счастью, уже не во сне.

Да господи! Боже!
За что и зачем? Почему?
А знаешь, мы ведь чем то схожи…
Ты гулял по воде, я тоже, почти, но по дну…

Цвет настроения – Осень?
А зачем ты себя загонял?
А сам давно гулял меж сосен?
Ах да… прости, я забыл, что ты утерял…

Но друг мой…
Проснись! Очнись! Перестань!
Давай вот, туза шестёркой крой…
А потом вали.. Вали в свою Рязань…

Похоже на записи психа…
Но все же мы психи в душе…
Ах… Слушай… Слушай, как тихо…
Ну ладно… Пора… Нас давно ждут на барже..

Принято. Оценка эксперта: 11 баллов.

Мысли – сдобой…

Мысли – сдобой, и под утро скисли,
А к обеду сплющились в бетон.
Только стало в сотни раз больней.
Не пытался отвечать на письма
И закрыл на время телефон,
Чтоб не думать попусту о Ней.
Но включилась память пилорамой.
Отрезая нежности бруски,
Разжигая в сердце ими печь.
Обнимать бегу в парах дурмана
Беззащитность с запахом тоски
Шарфиком припорошённых плеч.

МХ-302 (Удеру – были б дюзы – в луга…)

Удеру – были б дюзы – в луга,
где гвоздично-чесночный угар
приблудившихся ведьм не пугал
со времён бронтозавра Зюзюни.
Вспоминайте, как дерзко лепил
статуэтки мальчишек в степи.
Учреждайте прогулку и пир –
да купается сыр ваш в изюме.

Ни один из песочных бродяг,
устояв перед гнётом дождя,
атеизмом научным флудя,
обскуранту на радость не ожил.
А сыграл бы меня – скажем, тот,
у которого прядь лезет в рот
и машинка из горных пород
в толщу неба вылазит из кожи.

Пусть знакомство начнётся с собак
с горицветной росой на зубах –
янтаря не утратит скоба
от кровавого шва до мадженты.
Там ведь тоже у них классный нюх.
Вместо спячки впадут в беготню,
да подальше от топких багнюк,
чтоб когда и пыхтеть – то блаженно.

И отыщет ликующий пёс
элегантный дворцовый колосс
в непроглядной плантации лоз,
что Зюзюня жевал, гибель чуя.
А в колоссе не мумия – паж
белизны, заметелившей пляж.
С ним во мне и проснётся форсаж
в вираже с Васюков на Трёхчумье.

Принято. Оценкаэксперта: 25 баллов.

Не ходи за мной

Что ты бродишь за мною по следу,
Забегаешь зачем вперёд,
Ты любую мою победу
Разбавляешь, как дёгтем мёд.

Я небесным согрет светом
Не замёрзну в борьбе с собой
Моим было, и будет ответом
Не ходи за мной, я не твой.

Даже в кровь закусив удила
На кровати, в палате шестой
Не погаснет души светило
Не надейся, не стану твой.

В детстве Господу был обещан
Не желаю судьбы другой
После смерти, ему завещан,
А при жизни не буду твой.

Принято. Оценка эксперта: 19 баллов.

Мы – артисты…

Мы – артисты в этой тьме паучьей.
Что ни день, так ждёт другая роль:
То в цветах, а то в навозных кучах,
То десятка, то в итоге ноль.
Мы рыдаем перед полным залом,
Но выходит – чаще в пустоте.
Что большим казалось, стало малым.
Дверь открыта, да пришли не те.
Цепенеем на уступе кручи,
Если в сердце тычут кулаком.
Мы – мурашки в этой жизни сучьей…
Кто – под небом, кто – под каблуком.

МХ-301 (Должник находит способ кинуть кредитора…)

Должник находит способ кинуть кредитора –
да ультиматумы ж какие во всю блажь!
Зато страна – гопак, галушки, Нымыдора
и мёртвых исков полон гнущийся стеллаж.

Живёт себе такой игрок в бильярд и покер,
банкротит маму и надеется на куш.
Мне впрямь до места одного его пороки:
сам ополчался на ненужных опекунш.

Но пролетает, как известная фанера,
звонит с утра – мол, вся подстанция гудит…
На имя глупого, как пень, пенсионера
без лишних справок открывается кредит.

Ты разбираешься, мол – вот тебе мой банкинг:
я всё равно в Сети часами не сижу.
Что хочешь маме говори, тасуй обманки –
да не прибегнет наша совесть к шантажу.

И вновь просаживает двадцать средних пенсий…
Но мама ж тоже у героя – не комбайн!
Лопух-помощник вызывается в агентство,
где та иссохлась от повинности кабальной.

Пиши: такой-то уломал тебя тогда-то,
ты согласился – всё по фактам, без пурги,
и обязуешься ни при каких растратах
авантюриста не пускать за рычаги.

Казалось, всё… Ан нет: малюсенький довесок!
А кредитор ведь – не банкир, и что да как –
понятно только Приватбанку да собесу
или бельмесу на картонных ходунках.

Должник беспечен – вновь надеется на магов,
когда – нежданчик: «Маму больше не проси».
«Но почему?» – «Таков удел. Читай бумагу…»
Спектакль обмана, как мы видим, был красив,

на чувствах сыгран, по-акунински продуман,
украшен фарсом под троещинский террор…
А вся изюминка таких кинопродуктов –
сказать: какой же ты красава, кредитор!

Принято. Оценка эксперта: 26 баллов.

Крадучись

Вкрадчиво – нежным шёпотом
ластишься, не любя.
Мне не хватило опыта
определить тебя.

Манит твой взгляд безропотной
радостной синевой.
К сердцу больному тропы ты
вкрадываешь в него.

Разум, годами траченный,
мой до утра крадёшь.
Просто уйди пораньше ты.
Смоет утрату дождь.

Мир на руинах

Мир на руинах, здесь нет правды,
Любовь ради денег, стало модой ради,
Удовольствия и чувственных наслаждений
В бутике очередном,
Где шмот оденут раз,
И забудут про него потом,
Покупают и покупают люди всё,
Маркетинг делает дело свое,
Деньги транжирят ради еды,
Чтоб люди зависели от нее, увы,
Вся реклама в пользу одного,
Превратить человека в бездумное существо….

Принято. Оценка эксперта: 11 баллов.

Нойшванштайн

Neu-Sсhwan-Stein. Баварский замок.
Чёрных роз и белых лилий
притяжение запретно.
Людвиг бродит в тёмных залах.

Рихард, где ты?

Стены в цвет венозной крови
/Sonne, Untergang und Stille/
красит солнце. Только ночью
я хочу чего-то, кроме.

Рихард, хочешь?

Вид волшебный и постылый:
бархат, мрамор, дуб и оникс.
Замок спит под снежной крышей,
горы вкруг, вдали – долины.

Рихард, слышишь?

­­Лишь валторны да виолы
/Einsamkeit des toten Ko:nigs/
будто что-то шепчут едко.
А король без тела, голый.

Richard,rette mich…

Сносочки:

Neu-Sсhwan-Stein – (дословно: Новый Лебединый Камень) Нойшванштайн, известный романтический замок короля Людвига II Баварского. В интерьере замка главную роль играют иллюстрации к операм Вагнера и старинным германским легендам.

Sonne, Untergang und Stille – (подобие транскрипции: зОнне, Унтерган унд штИлле) “Закат и тишина”, или “Солнце, упадок и тишина”. Попытка игры слов.

Einsamkeit des toten Ko:nigs – (айнзамкАйт дес тОтен кЁнигс) Одиночество мёртвого короля.

Richard,rette mich – (Рихард, ретт мих) Рихард, спаси меня.

Примечание:

По-немецки не шпрехаю, с классической музыкой знакома мало, в Нойшванштайне никогда не была. Конечно, это неправильно – писать о том, о чём почти не знаешь. Но вот сложилось, почти само. Выкладываю, чтобы Елена Гайдамович поглумилась (шутка).

Принято. Оценка эксперта: 21 балл.