Лошадка Росси

.
Жили-были ШАС и Дерьмократий
(конюх ШАСа, преданный вассал),
оба те ещё оторвы, мать их!
(только кто ж тогда об этом знал)

На лугах паслась лошадка Росси,
на пшеничных и ржаных лугах.
И однажды к ней ворвались в гости
ШАС и Дерьмократий
с криком: «Ах!

Ах ты, боже ж мой, вот это лошадь!», –
восхищалась парочка барыг, –
«Что ж ты здесь одна в лугах пасёшься?
Ни свободы тут, ни фуа-гры.

А давай-ка с нами, ты, в Гейропу!
Ты поди тут истомилась уж.
Мы тебе овса дадим до жопы,
(кружевные трусики к тому ж)».

«Будешь только какать, спать и лопать» –
лили в уши благостный елей, –
«Отдохнёшь, натрёшь мозоль на попе.
Вместе-то, однако, веселей».

И губу лошадка раскатала:
«Эх, по-человечески пожить!
С друганами ШАСом и вассалом,
стало быть, навечно задружить».

И пока гоняла думу ту,
ей на морду кинули узду.
Она было дёрнулась: «Погодьте!»
– Не боись, у нас там все так ходют!

В общем, сыр-да-бор, лошадка наша
Вдруг из Росси превратилась в Рашу.
Так и не успев понять всё толком,
Обросла обязанностью, долгом.

Загоняли, бедную, до мыла…
Всё, что у неё когда-то было –
«недра-шнедра»… в общем, всякий “корм” –
стало вдруг внезапно общаком.

А она с рассвета до темна
всё «должна»…
«должна»…
«должна»…
«должна»…
Вдруг очнулась: «А идите на…!
Нахрена мне это?!
На-хре-на?!»
и копытом Дерьмократью – на!

Спрятал пряник ШАС, взметнулся кнут:
«Что за взбрыки у меня? А ну!
Это что здесь, нафиг, за дела?
Раша закусила удила?»

А в ответ звучит: «Не Раша. Росси!
Только так отныне величать!
Спрячь свою верёвочку, поносник!
Хватит! Покатались, вашу мать!» …

Ветер с листьями играет в рощах,
превращая всё плохое в прах.
На лугах пасётся лошадь Росси,
на бескрайних и родных лугах.

© Copyright: Олег Чабан

Чиполлино умер. Укатил по дороге в вечность

Чиполлино умер. Укатил по дороге в вечность
на троллейбусе с порванной шиной.
Я осталась раны залечивать.
Ты – снова в цель. Я – снова мимо.
Ты переваришь меня, как шашлык на майские,
и бросишь, бросив: «Не парься, детка!»
И я снова надену безразличия маску.
Я для тебя – безликая яйцеклетка.
А весна вовсю орангутанит в окна,
и сердца не унять неровный ямб.
А у меня внутри дыра размером с солнце,
которое ты выключил, уйдя.

© Мила Сердная

В тёмных подворотнях подсознанья

В тёмных подворотнях подсознанья
Не рождаются и не живут стихи.
Прячутся там с острыми ножами
Старые и новые грехи.

Им не нужно чистоты и света,
Вечных истин новорожденно-нагих,
Искренних и правильных ответов –
Это их исконные враги.

Им бы затопить болотной жижей
Наши души наполняя до краёв
Тьмой и нежеланьем разум слушать,
Утопая во грехе своём.

Стеклянность оконных взглядов

Стеклянность оконных взглядов
заражает своим равнодушием.
И я знаю, что вряд ли
у тебя получится не остыть.

Ты моё безысходное «бляяя»,
моё скрытное, горькое, лучшее.
И ещё я знаю: не зря
эта жизнь, если в ней ты.

Шиповник

Отцветает шиповник.
Между нами снова разлад.
А ведь раньше всё было иначе, ты помнишь?
Ты всегда был мне искренне рад.

А теперь тишина хладнокровно
вползает в наш дом.
Да, в общем, я не о том…
Я просто смотрю на шиповник.

Я хотела

в бесконечности чудо-образов
невидимкою сеет время
что-то вечное с сумки-облака
рассекая безбрежность лемехом

прорастают на лицах трещины
забиваются горла ватами
и идут похищать бога-женщину
ранним утром волхвы с лопатами

разбоченясь и разухабястясь
поднимает ярило тело
над останками счастья-радости
над невинными «я хотела»

Иконостас уже не вмещается в душу

Иконостас уже не вмещается в душу
Всё вроде правильно, красиво, но как-то не прёт
видеть его ежедневно и проповеди слушать,
и уюта от него и комфорта как в подземке метро

Грустно, печально и обидно что-то
Жду уже вторую вечность, а тебя всё нет и нет
Хочется выкинуть этот иконостас к чёрту,
И на его месте разместить твой портрет.

Я и Она

Я полюбил её не за красоту снаружи,
Я полюбил её не за остроту ума,
Я полюбил за её чистые глаза, за её широкую улыбку, за её смех и теплоту.
Она невинна и чиста, как только что распустившийся весенней цветок,
А я уже старый и грязный чертополох….
Я не имею права её любить, на неё смотреть..
Я могу только ей восхищаться и изредка её любоваться

Спаситель мира

Иисус с картины Леонардо
да Винчи смотрит на меня.
Я восхищён, приняв в награду
благословенного огня!

Существованье в алгоритме:
объём гармоний – в точках шар.
И завещание открыто
Бог преподносит людям в дар.

Абстрактность цветовую в формах
оставил вечности пророк.
Из чёрного, как бездна, фона
идёт божественный поток…

Встреча

Благодатный воздух, в чаше ума,
Обретается – Богу служением;
Если, к примеру, снег, зима, –
Вокруг Храма, с лопатой кружением.

Раздают облака кристаллы воды,
Жмутся снежинки друг к другу;
Сторож, со льдистым кустом бороды, –
То ль молитву бубнит, то ли фугу.

Звёздочка, – вдруг, и снежок потух.
На Кресте чернеет птица.
Силуэты лип, искрит с них пух.
Праздник – Сретение, – не спится.

14 02 2021

Прекрати свою душу спамить

.
(экспромт на стихотворение Дмитрия Димсона “Вы, наверно, меня не вспомните…”)
.
Прекрати свою душу спамить,
разорви череду оков.
Ну зачем тебе её память
и количество мужиков?

И неважно, душой ли, членом,
с королевой ли, с сучкой был.
Ведь гораздо важней, наверно,
это то, что её любил.

Помни только, как «было двое».
Забывай, раз решил забыть.
Значит, время было такое.
Значит, так должно было быть.

© Copyright: Олег Чабан
.
.
* текст стихотворения “Вы, наверно, меня не вспомните…” в комментариях ниже

Войберг

Здравствуй! Меня зовут Войберг.
Это не совсем так, раньше у меня было другое имя.
Но сейчас это уже неважно.
Говорил мне когда-то Бушик Непролетарский,
что выть по утрам на Луну не стоит,
а я его проигнорировал. Так и продолжал выть хриплым чегеваром
до тех пор, пока однажды не приехали спокойные,
и уравновешенные люди в белых халатах, и скрутив меня,
визжащего и ругающего, взяли и отвезли в дом “хи-хи”.
Что это за дом?
Обычная больница, единственно, почему-то некоторых её пациентов
иногда привязывают к кроватям. А так, тишь да благодать,
лишь порой соседи по палатам доводят меня до состояния,
когда очень хочется выть…

Ну, посудите сами, как не выть, когда ещё работал в офисе компании,
которая занималась продажами сифилиса биржевых новостей,
и геморроем аналитики опросов, то мой толстобрюхий начальник
Джараза после обеда тащил стройную секретаршу Василиску в свой кабинет, и там занимался с ней интимными прикосновениями
тела об тело, и Василиска при этом стонала и вскрикивала так,
что было слышно на всём этаже огромного здания бывшего НИИ ДРЯНЬ,
а вечером Джараза, при выходе из кабинета, штрафовал того сотрудника, кто посмел посмотреть на его довольную морду!
Да вдобавок ко всему, секретарша в конце недели относила
списки ей неугодных сотрудников своему шефу, и Джараза неугодных штрафовал!
В эти списки я попадал часто, по причине нежелания лебезить перед
женщиной с масляными глазками. А получать после штрафов только треть зарплаты было очень БОЛЬНО, хотелось выть!
Но чтоб не посчитали “сумиком”, приходилось с утра
перед уходом на работу открывать окно,
и от души выть-чегеварить на весь двор.
Помогало! После сего сразу на душе лёгкость появлялась,
и мир окружающий не мерзок был.

А ныне соседи как понарасскажут про их родственников-птеродактилей,
и бывших начальников-протоцерапторов, так очень БОЛЬНО
становиться!
НО! Я уже знаю, когда нужно выть, ибо с утра завтрак,
а перед этим как раз времечко есть.
Так что, пожелай мне удачи в бою, пожелай мне!
Никто не остановит мой вой!
Вой-освобождение!

лося лось лосит в лесу


.
лося лось лосит в лесу
/правильно, – лосиху/,
волк – волчицу, лис – лису,
заяц прёт зайчиху.
.
хиппи – хиппи, муж – жену,
кто-то – проститутку…
каждый вносит вклад в весну
(пусть и на минутку)
.
это значит, от любви никуда не деться,
даже в лютые морозы есть ей место в сердце
.
© Copyright: Олег Чабан
.
(отклик на стихотворение Сергея Тененбаума «Легендарные хиппи полвека назад
призывали к свободной любви…)

текст – в комментарии

Ты лжёшь, февраль

.
Ты лжёшь, февраль, весна уже в пути
…/делюсь я вестью с теми, кто не в теме/…
Она ворвётся в снежный твой бутик,
и стужу с белизною обесценит.

Метнёшься мухой марту продавать
с огромной скидкой всё, во что ты верил,
и напиваться каждый день в дрова,
неся неисчислимые потери.

На крыши ляжет плачущий Каюк.
Снег снизит форс до грязно-серой каши.
И снимут шапки Коли, Димы Саши…
и скинут шубки Нины, Оли, Маши…
и панихиду по тебе споют.

Ну а пока жируй, «ещё не труп».
Морозь, студи, кидай на стёкла иней,
и страх внушай любительницам мини…
Короче, царствуй, мой предсмертный друг!

Я холодность твою тебе прощу.
И снегом (как и в детстве) похрущу.

© Copyright: Олег Чабан

Феникс

Пёрышки атласные-
Негу терпко-нежную
Дарит щедро с ласками
Птица-жар безгрешная.

Островок таинственный,
Где приливы плещутся,
От неё единственной
Нам блаженство летнее.

Прилетая с севера
На просторы южные
Над цветами клевера
С ней, танцуя, кружимся.

Брызги! Неосмысленно
от прилива лунного
выступы скалистые
гладят волны шумные.

Пёрышки атласные-
Негу терпко-нежную
Дарит щедро с ласками
Красота безбрежная.

Больше бы хорошего,
Но концы не сводятся.
На гнездовья прошлые
Ей лететь приходится.

…И опять по-прежнему
Манит жажда странная
Сладкими надеждами
К острову желанному.