Дорогая Настасья Филипповна

Дорогая Настасья Филипповна,
мы уедем, уедем, уедем.
Слышишь, вьюга лихая скулит по нам
заскучавшим в берлоге медведем.

Он швыряет небесной медведице
белоснежных салютов припасы…
Недоступна невеста. Но светится
перламутрово лютою пастью.

Цепь драконью ослабить пытается,
зачерпнуть полной чашей земного…
Мне бы в зиму, пока не растает всё,
и хлестать сгоряча коренного.

Будем мчаться на тройке по русскому
бесконечному млечному полю,
отречемся от мысли вернуться мы:
хоть потоп после нашей Любови!

Роман

Открытая книга, и снова
Как будто в пустыне скитаясь,
Водицу – волшебное слово
Найти, чтоб напиться, пытаюсь.

Оно ярким смыслом забрезжит,
Рекой извиваясь по роще.
Туда устремлюсь и одежду-
Обыденность грязную сброшу.

Под шёпот страниц музыкальных
Уже мне не будет покоя.
В объятиях страстных, зеркальных
Расплавится тело нагое.

Счастливый в блаженном угаре,
Я буду в серебряный вечер
В бумажной душистой дубраве
Играться с волшебною речкой.

 

Принято. Оценка эксперта: 20 баллов

К себе забери…

к себе забери
в белые декабри,
где заснеженным городам
прибрежными лежнями ждать
нового ледохода,

где часы не идут вспять,
где, насытившись, души спят
и не чувствуют здешнего холода

от зари до зари…

отогрей меня –
повторись,
подари мне простую радость

снова слышать сердечный ритм
/ и плыть в скоротечных снах,
руку держа в руке,
и ничего не знать,
не говорить ни с кем
о том, что – уже вне нас –
мечется здесь в тоске /

за безвременьем
листопада…

МХ-286 (Быстроходные хрустики пахнут подставой…)

Быстроходные хрустики пахнут подставой,

но стремлениям нет угомона.

Положил бы на полку хрусталик свой старый,

только новый – без опций шпиона.

 

Без очков размываются чёрные цифры,

а в очках – что, вам нужен ботаник?

Зрелищ нет со времён, когда пела зазывно

площадь мирная тихими ртами.

 

Государствами бредят, а юность украли

с марафоном на тысячу серий!

Светофор вроде бы и не вторил потраве,

а горит убедительно-серым.

 

Но теперь мне попутные мотоциклисты,

как и встречные круглые черви,

безразличны по самый кишечник ослицы

в этом плёночном свете вечернем.

 

Не попал в госприёмку, стал призраком выпи

над пробившей галактику трассой –

можно хоть в самолёты врезаться на джипе

и Чернобылей впредь не чураться.

 

Скажут «здравствуй» туманной фигурке с правами –

оклемаюсь, припомню периметр

диспропорций телес своих в чёрном провале

гастронома разбитой витрины.

 

В самый лёгкий обход разложения плоти

траекторию дух мой прочертит.

Пусть кометы в полёте меня обмолотят,

сотрясая мосты и мечети.

 

Торжествующий гаджет моторно-пернатый

приземлится на скромной арене.

Вот такие бы я учредил променады

вместо плиточных захоронений.

 

Принято. Оценка эксперта: 29 баллов

Кусают ли

Кусают ли вам пятки мысли – плеть?
Корёжит ли скулу стервец – вопрос?
Когда младенца превращаете в отброс?!
Скребут ли изнутри вас фрезы – совесть?
Ломает ли гордыню правды трос?
Когда с дитём жену кидаете в мороз?!
Коль нет такого, так идите жрать навоз!

 

Принято. Оценка эксперта: 17 баллов

Осень дарит грёзы

Осень дарит грёзы:
День октябрьский светел;
В золоте берёза
Ждёт суровый ветер.

Он придёт, как вольный
Парень, невпопад,
И она безвольно
Сбросит свой наряд

Принято. Оценка эксперта: 17 баллов

Бусинка

Я брошенка-горошенка.
Я-бусинка боюсь,
Что вовсе не найдусь,
Что ниточка не знает:
На связке не хватает,
Где вся моя родня,
Красавицы – меня…

Принято. Оценка эксперта: 11 баллов

 

Сияние

А мысль моя прикована к тому,
Чего постичь ни сердцу, ни уму
Не удаётся. Многого ль хочу?
Хотя б одним из богом данных чувств –
Коснуться, распознать, предугадать…
То, что со мной не сможет никогда
Произойти, свершиться, снизойти
До еле уловимого «впусти…»,
Проходит сквозь меня. Оно – вода,
Неяркий свет невидимых светил,
Чернила, что проявятся, когда
Весенний полноводный алый Стикс
Размоет перелётов берега,
Последний стает лёд, сойдут снега
Столетней белизны пустых страниц…

…Когда не станет смысла постигать,
Пребудет новый смысл – его хранить…

Пустые слёзы

Окурок в песочнице чуточку тлеет.
Сквер-два в одном: он и сад, и пустыня.
Плевать на слова: холоднее-теплее.
Жаль мне, что слёзы пресны и пустые…

Принято. Оценка эксперта: 13 баллов.

Млечный путь

Жизнь течёт из-под ног,

Но обратного нет больше хода,

Сделал в ней всё, что мог,

И о прошлом совсем не грущу.

Что теперь уж грустить,

Такова у изгоев порода,

Нужно всё отпустить,

Только я не совсем так хочу.

Я хотел быть другим,

И уж явно не тем, кто сейчас я,

Впереди едкий дым,

Я не знаю куда мне шагнуть,

В голове только ты,

Это всё, что осталось от счастья,

Растворились мечты, как в осенней заре млечный путь.

 

Принято. Оценка эксперта: 22 балла

 

Занятие любовью

Заняться любовью-вопрос за вопросом…
Каждый, как минимум, слышал про секс…
Будь ты ребёнок иль даже хоть взрослый;
Во всех сердцах виден вот этот процесс…

Заняться любовью-а сколько приколов!
Да что-то не в моде такие слова.
И нынче так много пробитых засовов,
Что поздновато рубить нам дрова…

Заняться любовью-скорее блаженство!
О нём нету книги, молчат небеса…
Оно отличимо одним только жестом;
Тем, о котором никто не писал…

Заняться любовью-вовсе не термин,
Как в нашенском веке гласит интернет!
Сейчас это-боль, что мы еле потерпим…
Казалось бы, в мире иного и нет…

Любовь войдёт тихо: без шума и стука…
Вода не смутится, не смята трава…
В горячих ладонях согрев твою руку,
Нежнее, чем ангел, прошепчет она…

Принято. Оценка эксперта: 14 баллов

 

 

 

Знаю-верю

Я знаю: есть чувство побольше, чем радость,
Слаще бальзама, небесной любви…
Позвал бы, но сердце вот всё не решалось:
Лишь эхом лесов отдавало вдали…

Я верю, что счастье есть мягче, чем губы,
Волшебней, чем принужденье “женись”.
Крепче сигары, теплее тулупа,
Мельче пылинки, но выше, чем жизнь…

Принято. Оценка эксперта: 17 баллов

 

 

 

В коробкé от спичек

В коробкé от спичек крылышко стрекозы.
Помнишь –
ржавое чудо в лиловых пятнах?
Блюдца зрачков под бусинками росы.
Шелест, легчайший на ощупь,
на запах – мятный.

На язык положи это крылышко.
Слышишь крик?
Это когда –
стрекозу самокатом сбили.
Зудит, оскоплённый обрезком крыла, язык
в груди твоей задыхаясь
словесной пылью.

Оставь себе это стёклышко
видеть мир
виноградом зелёным
в прожилках осенней дымки,
и себя самого – через крылышко,
молодым,
жизнью промокшим насквозь,
до последней скрипки.

 

Принято. Оценка эксперта: 27 баллов