Бог есть (карлик или встреча с Моцартом)

Я невольно проводил их взглядом. Они шли вдоль линии прибоя: он, маленький сухощавый; она, рыхлая, крупная – два чёрных силуэта на фоне лежащего на горизонте тяжкого бордового солнца.
Метров через тридцать они раскрыли свой Красный Зонт и стали переодеваться.
Женщина, снимая бюстгальтер, закинула руки за спину, наклонилась, и я ещё подумал: – «Боже, какие огромные груди. Немыслимо. Должно быть её мать, и мать её матери… и бабка её прабабки… – были потомственными кормилицами.
– Бонджорно, – они оба стояли передо мной и, разом, несли какую-то тарабарщину на дикой смеси языков.
Не итальянцы, единственное что я понял, хотя и «мой итальянский» – хуже некуда.
– Моцарт, – женщина тыркала в свою необъятную грудь; Фрейд, – тыркал сухонький в себя, Швейк. «Зальцбург» – понял я. – «Австрийцы»
– Водка, матрёшка, Горбачёв, – ткнул я в себя. – Саша. Они радостно закивали – Sasha, гут Россия…»
Дело пошло. С помощью несложной артикуляции и жестов выяснилось, что она Марта, а он Карл, как их король: Марта игриво поправила на плешивой голове сухонького несуществующую корону. Но она зовёт его Карлик: Марта ткнула в Карла пальцем – тот присел и сделал гадкого тролля.
Выяснилось, что в Калабрии им нравится и здесь дёшево, и они снимают весной и осенью домик: недорого. Интересовались что здесь у меня, купаюсь ли я на родине в Волге и пью ли каждый вечер водку и какого цвета моя машина Волга – наверно чёрного. Ответы их озадачили. Марта восхищалась моей фигурой и в течении разговора делала ко мне неожиданные выпады, как бодливая корова.
Карл поинтересовался – сколько мне лет, и какой у меня годовой доход. Про доход я умолчал, про возраст ответил. – «Шварцнегер» – Карл одобрительно покачал головой. – «Зэр гут Sasha…»
Мне вдруг стало скучно. К тому же я давно собирался купаться и нетерпеливо мял в руках плавательную шапочку. Они почувствовали неловкость и мы раскланялись.

Отплавав, я нежился на жарком песке, когда почувствовал, что надо мной стоят: это была Марта.
После плавания в холодной морской воде её лицо и фигура словно разнялись.

Лицо теперь принадлежало вполне симпатичной молодой женщине, а тело – обрюзгшей старой корове.
Некоторое время Марта пристально смотрела на меня, молча, потом стала, не переставая, тараторить. Неожиданно я осознал, что понимаю её: и то, что она на много младше меня, и что ей надо спешить купить домик в Калабрии пока жив Карл, ( с последним переездом из Австрии её бедный Карлик еле справился), и то, что с Карлом у них нет общих детей, а у неё от первого брака премилая Анна, а у Карла – Анхель и Ганс, и что у меня крепкие ягодицы и накаченный торс и вот номер её телефона, так, на всякий случай… Марта проворно присела напротив на корточки, выхватила ручку из моего ежедневника и, проговаривая вслух, записала там длинную колонку цифр.
Я тупо смотрел на её одутловатые сильные бесформенные ноги, на обвислый живот, на длинные чёрные волосы, выбившиеся из-под проймы чёрного купальника, испытывая смесь отвращения и неожиданной похоти… Поднял глаза и увидел у Красного Зонта отчаянно машущего нам руками Карла.
Неожиданно Марта схватила меня за руку и, вращая другой, как моторный самолёт пропеллером, гудя, поволокла в сторону Красного Зонта. В последний миг я зачем-то прихватил плавательную шапочку видимо по сложной ассоциации с презервативом и, теперь доверчиво волочился за огромной австриячкой, как покорное дитя за кормилицей.
Низкозадая Марта, смешно подпрыгивая, коряво громыхала передо мной на тяжёлых отёчных ногах, как неолитическая баба из раскопов и счастливо похрюкивала.
Стало неожиданно легко и покойно, как в детстве, когда мать, утром, полусонного, тащила меня через пол Москвы в детский сад от её работы на Добрынинскую. Я плёлся сзади с запрокинутым счастливым лицом и, размахивая другой рукой, мысленно подгибал ноги и представлял, что я птица и лечу по небу.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars6 Stars7 Stars8 Stars9 Stars10 Stars11 Stars12 Stars13 Stars14 Stars15 Stars16 Stars17 Stars18 Stars19 Stars20 Stars21 Stars22 Stars23 Stars24 Stars25 Stars26 Stars27 Stars28 Stars29 Stars30 Stars31 Stars32 Stars33 Stars34 Stars35 Stars36 Stars37 Stars38 Stars39 Stars40 Stars41 Stars42 Stars43 Stars44 Stars45 Stars46 Stars47 Stars48 Stars49 Stars50 Stars (5 проголосовавших, средний балл: 31,60 из 50)
Загрузка...

Бог есть (карлик или встреча с Моцартом): 5 комментариев

  1. Бис! Сорокинское из “Метели” напомнило:
    “За обеденным столом сидела мельничиха, Таисия Марковна, полнотелая, крупная женщина лет тридцати. Стол был накрыт, на нем поблескивал маленький круглый самовар и стояла двухлитровая бутыль самогона.
    – Проходите, милости просим, – произнесла мельничиха, приподнимаясь и накидывая сползший цветастый павлопосадский платок на свои полные плечи. – Господи, да вы ж весь в снегу!…
    Доктор надел пенсне, глянул: на столе рядом с самоваром сидел, свесив ножки, маленький человек. По размеру он был не больше этого блестящего новенького самоварчика. Человечек был одет во все маленькое, но соответствующее одежде достаточного мельника: на нем была красная вязаная кофта, мышиного цвета шерстяные штаны и красные фасонистые сапожки, которыми он помахивал.”

    Владимир Шелест поставил(а) оценку: 35

Добавить комментарий

Войти с помощью: