“Хокуса монряку” – краткие вести о русском мате

 

В 1783 году буря закинула потерявшее управление японское рыболовное судно на один из Алеутских островов, принадлежавших тогда России. В 1787 году уцелевшие рыбаки были вывезены на Камчатку, потом в Иркутск, А в 1991 году в Санкт Петербург, где капитан рыбаков Дайкокуя Кодаю был удостоен аудиенции у Екатерины Второй.

К слову сказать, из семнадцати рыбаков попавших на Алеуты до Питера добралось лишь три. Двое тяжело больных остались в Иркутске и приняли православие. Остальные умерли от цинги и других болезней.

Императрица  как раз готовила на Дальний Восток морскую экспедицию А. Лаксмана и вернула с ним рыбаков домой, надеясь этим облегчить установление контактов с японскими властями.

Но подозрительная Япония настороженно встретила блудных сыновей поневоле. Они были изолированы в карантин в Эдо и дотошно допрошены.

При допросах присутствовал чиновник имперской канцелярии, ученый Кацурагава Хосю, который в дальнейшем написал о России подробный отчет, присовокупив к рассказам Кодаю отрывочные сведения, полученные ранее от голландских купцов.

Его труд «Хокуса монряку» – «Краткие вести о скитаниях в Северных водах» помимо всего прочего содержал и первый русско-японский словарь, составленный при помощи Кодаю. Вот он-то нас сейчас и заинтересовал.

Для начала заметим себе, что словарик по понятным причинам содержал самые распространенные, самые обиходные, самые общеупотребительные слова. Причем, Кодаю за время пребывания в России общался практически со  всеми основными слоями и сословиями россиян вплоть до высшего дворянства и даже самой императрицы. То есть, по сути словарь представляет собой разговорник, содержащий  общепринятую в России в то время лексику.

Но что мы видим? Практически все слова, сегодня именуемые непечатными, в этом лексиконе присутствуют без каких либо оттенков, могущих характеризовать их как мат или ругательства. Перевод на японский язык к ним дается самый что ни на есть нейтральный

Сделаю одно уточнение. Японской слоговой азбукой невозможно идентично передать звучание русских слов, к тому же некоторые звуки японского языка (например «л») отсутствуют в языке японском. Но тем не менее русское звучание слов угадывается в транскрипциях написания Кацурагавы  стопроцентно. Итак, пробежимся по словарю.

Выбираем слова из раздела «Части человеческого тела и людские дела.

Женская грудь – “титики” (понятно ведь что титьки)

Живот –  “рёха” (так по-японски можно озвучить слово «брюхо»)

Но это так, просто вульгарно сегодня звучит, не более.. Это у нас еще пока разминка.

Но вот натыкаемся на слово «дзёпа» – надо ли объяснять – что это и как звучит по-русски?

А вот совсем по взрослому: «хой». Принимаем без объяснений?

А дальше “п…а”. Это не я точки поставил, это очевидно профессор Константинов, выпускавший русский перевод «Хокуса Монряку». Означает, что слово в японском транскрибировании озвучилось практически идентично.

“Суратэ”…. Понятно, нет? А произнесите в один слог на “а”, как это по-русски произносится. Уберите лишние гласные «у» и «э»

Не попал в словарь глагол, характеризующий половые взаимоотношения между людьми. Вот досада! Хотя…. Стоп-стоп. Вот что это за такое  “дзоппаэбёто”? Не знаете случайно? Заодно, кстати, случайно узнаем, что гомсексуализм был достаточно обычным явлением и в России и в Японии. Ведь никаких особых рассказов об этом явлении Кодаю не прилагает. Так, проходное слово.

Вот вам – заметьте – совершенно обычный и нормативный словарь тех времен выверенный жизнью  в России с 1783 по 1792 год.

А вы: русский мат, русский мат. Да не было такого исторического глубинного явления. Еще в 1792 году не было.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars6 Stars7 Stars8 Stars9 Stars10 Stars11 Stars12 Stars13 Stars14 Stars15 Stars16 Stars17 Stars18 Stars19 Stars20 Stars21 Stars22 Stars23 Stars24 Stars25 Stars26 Stars27 Stars28 Stars29 Stars30 Stars31 Stars32 Stars33 Stars34 Stars35 Stars36 Stars37 Stars38 Stars39 Stars40 Stars41 Stars42 Stars43 Stars44 Stars45 Stars46 Stars47 Stars48 Stars49 Stars50 Stars (1 проголосовавших, средний балл: 20,00 из 50)
Загрузка...

“Хокуса монряку” – краткие вести о русском мате: 8 комментариев

  1. У меня был один знакомый, так вот он на полном серьёзе хотел писать диссертацию на тему: общее в славянском (спецциально не буду называть народ, о котором он хотел писать, но речь шла (даже!) об одном этносе) и японском фольклоре. 🙂
    Тоже, вероятно, промышляет спекуляциями на просторах Интернета.
    Привет ему горячий. Самухай х***ов.

    К чему я это всё. Если нет регулярных этнических контактов, а лишь случайные какие-то проишествия, то как можно говорить о чём-либо общем.
    Что ж да созвучий.
    Так школьники, когда начинают изучать английский язык, до сих пор смеются, что английские куры кудахчут не так, как наши. Мы ещё над этим смеялись. И правнуки будут.

    Елена Гайдамович оценку не ставил(а).
    • А при чем тут созвучия со словами в чужом языке. Я говорю от русском словаре, записанном японской слоговой азбукой. Нас с пятого класса и до конца школы смешила фраза учителя при входе в класс “ху-йз-эбсент” – произносится именно так с очень коротким “и” . Но к нашей теме это никак не относится, Еленушка 🙂

      Сергей Чинаров оценку не ставил(а).
      • Вы говорите о единичных контактах между представителями этносов.
        Широкое заиствование возможно только тогда, когда контакты массовые.
        Как, к примеру, всё с теми ж татарами. Которые принесли русским их “национальный колорит”….. который на заборе пишут… 🙂

        Елена Гайдамович оценку не ставил(а).
    • А общее в славянском и японском фольклорах действительно есть. Правда, на диссертацию не тянет по масштабам. Потому что взаимопроникновение общностей происходило уже примерно к концу 19 века. Тогда же когда “руссифицировалась” японская матрешка. То- есть взаимопроникновение проходило через прекрасно налаженные контакты между странами. И в это же(!!!) время появились собиратели русского фольклора, которые, естественно, лишены были возможности собирать более древние устные тексты.

      Сергей Чинаров оценку не ставил(а).
      • Он не с русскими собирался сравнивать. 🙂
        И ремарка моя относится напрямую. И выражает одну простую мысль: “В гуманитарной сфере всегда так: ежели ты очень захочешь что доказать, то обязательно докажешь (дело-то в технике всего лишь), но если захочешь опровергнуть – также сделаешь это не менее блестяще.” Главное – задаться целью.
        Что мы и видим на многочисленных повседневных примерах.

        Елена Гайдамович оценку не ставил(а).

Добавить комментарий

Войти с помощью: