ПОДРАЖАНИЕ РОМАНСУ

В одеяло нырнув с головой,

Ты в скрипучей кроватке усни.

Ночь сегодня платок пуховой

Обменяла на связки монист.

Ты забудься ликующим сном.

Безмятежен и прям этот сон.

В нем не принц на коне вороном,

А чувак на Харлей Дэвидсон.

Грохоча он подкатит к окну,

Пробасит дорогие слова:

«Заявляю тебя лишь одну,

Твой нехилый портретик, чува».

И сердечко лепечет «Банзай»,

И трепещет от ласковых слов.

Дверь откроешь: Мажор, заползай.

Набабашь мне еще за любовь»

Гаснет звезд полуночный разбег,

Утонув в сигаретном дыму.

Пусть простится ему как тебе,

Пусть простится тебе, как ему.

Принято. Оценка эксперта: 23 балла.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars6 Stars7 Stars8 Stars9 Stars10 Stars11 Stars12 Stars13 Stars14 Stars15 Stars16 Stars17 Stars18 Stars19 Stars20 Stars21 Stars22 Stars23 Stars24 Stars25 Stars26 Stars27 Stars28 Stars29 Stars30 Stars31 Stars32 Stars33 Stars34 Stars35 Stars36 Stars37 Stars38 Stars39 Stars40 Stars41 Stars42 Stars43 Stars44 Stars45 Stars46 Stars47 Stars48 Stars49 Stars50 Stars (7 проголосовавших, средний балл: 16,00 из 50)
Загрузка...

ПОДРАЖАНИЕ РОМАНСУ: 13 комментариев

  1. Вот сразу: “В одеяло нырнув с головой” – непонятное чувство вызвало. Прочитала ещё раз: ПОД одеяло же ныряют, – не в пододеяльник же она с головой забирается…
    “Ночь сегодня платок пуховой обменяла на связки монист” – не читается смысл предложения. Бесспорно, звучит. Бесспорно, художественно. Но у меня не получилось разгадать, что это значит. А рифма “усни – манист” – классная находка!
    “Чувак на Харлей Дэвидсон” – здесь вы играетесь с ударением, ставя его на последний слог, хотя правильно на первый. Понимаю, что слово иностранное, в принципе можно так поступать… Но оправданно ли это в данном случае?…
    «Заявляю тебя лишь одну, твой нехилый портретик, чува» – ну как-то не очень. Что значит “заявляю твой нехилый портретик”? Не улавливается… И потом, “чува” – оригинальная рифма к “слова”, конечно. Но не пойдёт. Есть чувак, чувиха….А чува? Это откуда? От “ЧУВАчка”?
    “И сердечко лепечет “Банзай”… Здесь тоже диссонанс. Банзай – это же восклик, “боевой клич”. Даже просто по фильмам у многих – это устойчивая ассоциация: как какой-нибудь японец орёт: “Банзай”, – и с катаном летит на противника… То есть “лепетать” сюда как-то не вяжется… Можно, конечно, и шептать, но тогда состояние героя нужно более точно показывать.. Потому что следующие строки: “Дверь откроешь: Мажор, заползай. Набабашь мне еще за любовь” – явно не говорят о нежном, трепетном и лирическом настроении. Как-то грубовато воспринимается.
    “Гаснет звезд полуночный разбег, утонув в сигаретном дыму”,- вкусно. Ням-ням.
    “Пусть простится ему как тебе, пусть простится тебе, как ему”, – опять же, не читается. Что простится? Слабенькая концовочка получилась.
    А читается стихотворение, действительно, напевно. С этим всё более чем впорядке – вполне себе хорошее подражание романсу.

    foxy_ira поставил(а) оценку: 24
    • И еще про банзай чтоб понятней было. Банзай – это просто “ура” по-японски.Вы безо всякого слэнга можете ПРОЛЕПЕТАТЬ “ура”, прошептать, прохныкать да что угодно? А банзай почему нельзя? Потому что японский?

      Sergey Chinarov оценку не ставил(а).
  2. Не так все просто. Начнем с чувы. Чува – это жаргонное молодежное словечко, производное от чувиха и вполне распространенное в течени достаточно долгого времени. Напр. известнейшая песня, авторства не знаю, но ее пели все студенты СССР. “Как получим диплом, лап-тап-тудап, махнем в деревню”. Там есть и строчка “Ах ты, чува, моя чува, тебя люблю я” Собственно это строчка во многом и побудила меня написать то,что я написал (и к чему через 20 лет вернулся и переработал).Платок пуховой на связки монист – это элементарно Ватсон: облачность на звездное небо. Монисты, конечно, знаете что такое. “Банзай” – тоже молодежный жаргонизм, правда, анахроничный к “чуве”, но извините, я ведь не историческую хронику пишу.А лепетать можно ЧТО УГОДНО, поверьте. Просто представьте картинку как чува ИМЕННО лепечет и ИМЕННО банзай.И весь диалог как раз ироническая пародия на современную любовь. Подражание романсу – это симбиоз старого романтического и нового эпатажно-ернического. Причем это было ВО ВСЕ ВРЕМЕНА, не только сегодня или в новой России. Оттого я и позволяю себе много анохронизмов и временных нестыковок. Монисты – это тот самый романс 19 века, чува – начало 60-х 20 века, банзай(сленговое) – конца 70-х, мажор (в используемом мной значении) – это уже 21 век. Набабашь…ну тут уж, извините, хорошо замаскированный эвфемизм мата. Вот такие дела. Оттого и “пусть простится” Пусть простится ТАКАЯ любовь.И простится непременно, потому,что все это ведь не от души, а от позы, от эпатажности, от боязни выглядеть нежными и чувствующими.А насчет “в одеяло нырнув” это как и “цедить ресницами”. На такие вольности поэт имеет право.Впрочем, мне представлялось настоящее пуховое одеяло 19 века (В семье у дедушки долго такое хранилось. В нем действительно не накрываясь, можно утонуть с головой.
    Вот так как-то

    Sergey Chinarov оценку не ставил(а).
    • вдохновило это объяснение! очень понравилось стихотворение.после прочтения создаётся впечатление, что автор в какой-то мере сам пережил что-то похожее.

      Алёна Петрова оценку не ставил(а).
  3. Да, про Харлея. Это тоже сленговое ударение советских времен. Подозреваю, что стимулировалось органами. Нас ведь специально учили НЕПРАВЛЬНО говорить по-английски. Вот скажите американцу про Вашингтон. А ведь это даже не слэнг

    Sergey Chinarov оценку не ставил(а).
  4. Не поняла строчку “Набабашь мне еще за любовь” (чего-то не припомню я такого словечка). А в остальном – образ современной подростковой парочки удался на “ура”!

    Anessa поставил(а) оценку: 30

Добавить комментарий

Войти с помощью: