Хибинский горец

       …у неё вассалы весёлы –
       охламоны конкистаболы,
       сто рублей убытку с каждого рыжего, как с куста.
                     Олег Медведев

        Я не оранжевый – я просто рыжий.
                     Андрей Королёв

Неуёмный бастард бесстыжий,
не оранжевый – просто рыжий,
неприкрышен
и так упрям, что колья тесать зазря.
Не бродяга и не пропоец –
бесшабашный хибинский горец –
верит в скорость
и носит ярко-красные прохоря.

Сапожищи – подарок деда.
Вот бы в них – да по белу свету
вслед за летом –
и к чёрту всю анкетную дребедень!
Неразборчив корявый почерк,
в пятом пункте – нахальный прочерк,
из-под строчек
сочится рыжим солнцем полярный день.

Без маршрутов, вне расписаний,
не в свои попадая сани
(всех дерзаний
ни Харрису, ни Хармсу не описать!),
он текилу пьёт с Теккереем,
зорким соколом в небе реет
и на реях
латает полосатые паруса.

Это чем-то сродни болезни:
рай в полшаге всего от песни,
но – хоть тресни –
пятьсот весёлый нагло винтит хвостом!
Тут и Гудвин бессилен, братцы:
мир не хочет никак спасаться!
Всюду танцы –
ламбада, летка-енка и вальс-бостон.

Он не грязь и не лезет в князи.
В мультимире его фантазий
сдвиг по фазе –
коронней, чем печати и пропуска.
Флюгер скован полярной ночью –
но кромсает потёмки в клочья
рыжий росчерк
на снежных богатырках хибинских скал.

декабрь 2012 – 15 декабря 2013, 19 – 20 декабря 2013, 23 – 28 декабря 2013
CC BY-SA

Принято. Оценка эксперта26 баллов.

Запись опубликована автором Игорь Панасенко в рубрике Поэзия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Об авторе Игорь Панасенко

Родился в конце марта 1958 года у подножия горы Кукисвумчорр, поэтому ушиблен Хибинами с детства. Поэтому там же и остаётся практически безвыездно, за вычетом шести студенческих лет. Впервые с авторской песней встретился в четыре года, когда родители купили первый магнитофон и бросились переписывать всё, что было доступно в ближайшем окружении - Визбор, Высоцкий, Кукин, Лобановский... далее везде. Уже потом, в институте (знаменитый Ленинградский Политех), узнал о существовании КСП, случайно забредя на конкурс "Топос". Далее везде... Ленив и неорганизован. Книг не издал. В союзах не состоит. Копирайт не признаёт. В миру успел поработать в академической науке, на государственной службе, в коммерческой фирме, на старости лет вернулся в науку. Везде занимался одним и тем же - дрессировкой компьютеров. А это уже диагноз.
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars6 Stars7 Stars8 Stars9 Stars10 Stars11 Stars12 Stars13 Stars14 Stars15 Stars16 Stars17 Stars18 Stars19 Stars20 Stars21 Stars22 Stars23 Stars24 Stars25 Stars26 Stars27 Stars28 Stars29 Stars30 Stars31 Stars32 Stars33 Stars34 Stars35 Stars36 Stars37 Stars38 Stars39 Stars40 Stars41 Stars42 Stars43 Stars44 Stars45 Stars46 Stars47 Stars48 Stars49 Stars50 Stars (9 проголосовавших, средний балл: 24,22 из 50)
Загрузка...

Хибинский горец: 12 комментариев

  1. Хорошо Но местами неопрятно.Например:

    вместо «Ролекса»
    носит ярко-красные прохоря.

    Почему вместо Ролекса?Вместо часов? На запястье носит бахилы?

    и стилусом планшетным не описать,

    А у планшета бывает стилус? Это ж не КПК, а следующая ступенька – они пальцериентированы изначально.

    Карлсон меж полюсами –
    а здесь в чем смысл образа? Почему именно Карлсон?

    Сергей Чинаров поставил(а) оценку: 26
  2. Читала, напевая. Но много шероховатостей.
    – первая строка: подумалось о средних веках
    – вторая: мысль мелькнула – о цирке, но потом идет – неприкрышен, ага! Значит о нашем суетном времени!
    – о часах и прохорях уже сказали;
    – отлично! – “Неразборчив корявый почерк, В пятом пункте – нахальный прочерк… ” но дальше: ” Он меж прочими странен, словно кочет среди людей. Кто странен? Прочерк? Да еще и с кочетом его сравнивают среди людей. Хотели сказать одно, получилось другое. И сравнение странное тогда уж для ЛГ – кочет среди людей. Обычно другие пернатые употребляются, в зависимости от контекста;
    – здорово!!! “Мир спасая для Эвридики, устремляет на остров дикий свой “Кон-Тики”. Но, устремляет что? А у Вас НА. По-моему, лучше употребить глагол: направляет на…
    – Штази давно уже развалилась вместе с Берлинской стеной, потому и “не в силах подвести его под топор.” Устойчивое выражение – Подвести под монастырь. Под топор режет слух;
    – заключительные строки тоже понравились!
    Но общее впечатление от ритма, от настроения стихотворения хорошее! Улыбалась и напевала этак мажорно! Под гитару, да в компании – отлично! Оценку боюсь ставит с айпада, опять полоска за пальцем не потянется. Моя оценка – 28.

    Alyutik поставил(а) оценку: 29
  3. 1 Бастард средневековой или наш выродок?
    2 Неприкрышен ? Неологизм? Съехала крыша, а шевелюра осталась?
    3 упрям, что колья тесать зазря… Большая голова? что не кол, колья можно тесать
    4 странен, словно кочет среди людей.
    Словно Карлсон меж полюсами,
    Кто он, доктор Зорге?
    5. С Теккереем текилу? Тот не бросил разве после убытия безвозвратного?
    6. Муссон в Хибинах? Привозной что ль?
    7. “Он не грязь и НЕ лезет в князи”, – размер?
    8. А почему не на Пулково – обсерваторию там закрыли? Звезды не показывают?
    по переулку до Пулково можно не дойти…
    А в общем, мелочи поправимы. Стих непоправимо хорош!

    Vlad поставил(а) оценку: 30
  4. Для истории – редакция от 20 декабря:

    Неуёмный бастард бесстыжий,
    не оранжевый — просто рыжий,
    неприкрышен
    и так упрям, что колья тесать зазря.
    Не бродяга и не пропоец –
    бесшабашный хибинский горец –
    вместо «Ролекса»
    носит ярко-красные прохоря.

    Сапожищи — подарок деда.
    Вот бы в них — да по белу свету
    вслед за летом –
    и к чёрту всю анкетную дребедень!
    Неразборчив корявый почерк,
    в пятом пункте — нахальный прочерк…
    Он меж прочими
    странен, словно кочет среди людей.

    Словно Карлсон меж полюсами,
    не в свои попадая сани
    (всех дерзаний
    и стилусом планшетным не описать!),
    он текилу пьёт с Теккереем,
    буревестником в небе реет
    и на реях
    растягивает алые паруса.

    Мир спасая для Эвридики,
    устремляет на остров дикий
    свой «Кон-Тики» –
    и дует над Вудъявром лихой муссон.
    Только всё бесполезно, братцы, –
    мир не хочет никак спасаться!
    Всюду танцы:
    лезгинка, летка-енка и вальс-бостон.

    Он не грязь и лезет в князи,
    пребывает всегда на связи.
    Даже Штази
    не в силах подвести его под топор.
    Звук шагов отдаётся гулко:
    он уходит по переулку
    не на Пулково –
    к звёздам, на макушку Хибинских гор.

    Игорь Панасенко оценку не ставил(а).

Добавить комментарий

Войти с помощью: