Девочка и джелато

Джелато фонденте – это шоколадное мороженное, в котором по уши извазюкалась девочка лет трёх, курчавая бамбина Фредерика.

Вокруг стола – все:

– прадед бамбини, синьор Давидо, в изящной маленькой соломенной шляпке с синей тульей в цвет свитера. Его крупная кисть в тугих сплетениях вен тяжело опирается на костяной набалдашник инкрустированной трости.

–  бабка бамбини, Филумена, дочь синьора Рафаелле, в гремящих на запястьях огромных разноцветных браслетах и больших модных солнцезащитных очках.

– отец бамбини, Джованни, с изящной козлиной бородкой, клетчатых шортах и подвядшим хаером.

– мать бамбини, Джулиа, жена Джованни, особа без примет, плоская, с торчащими наглыми столбиками сосков под облегающей лазоревой майкой.

Эти последние – персонажи второго плана.

Ещё Антонио: белая сорочка, чёрный фартук, чёрные замшевые туфли на босу ногу и узкие розовые панталоны – это официант. Он просто суетится , прислуживает и делает лицом всё, что должны делать вымуштрованные официанты дорогих баров в подобных случаях.

Над ними, в голубом небе, как на пикник на огромной поляне покрытой лютиками, начинают собираться их бесчисленные умершие родственники. Без счёта. Подходят, рассаживаются в принесённые с собой плетёные кресла, вынимают из сумок и корзин, на разложенные на поляне скатерти , снедь и столовые приборы. Все отчаянно артикулируют и бурно обсуждают происходящее внизу. Их собирается столько, что солнце просвечивает сквозь них, как сквозь небольшое облако и даже плохо виден шпиль ратушной колокольни. Наконец все расселись и замерли. Спектакль начался.

Синьор в шляпе с бархатной голубой тульей вставляет в щёки пальцы, крутит ладонями и как безумный вращает глазами, как жестяные силуэты Гарибальди и Витторио Эммануэле, люто ненавидевших друг друга при жизни,  на часах ратушной башни:  маленькая Фредерика опрокидывается от смеха.

– Бемц, бемц, бемц… – часы отбили двенадцать – через пять минут очаровательная карабинер Франческа прикрепит к моей арендной Ланче штрафной талон. Но это вряд ли: мы друзья.

Мать бамбини, Джулиа, как хирург при внутриполостной  операции, строга и собрана.

На столе перед бамбини, как вынутые из кюветы продезинфицированные хирургические инструменты, лежат: большая розовая соска-гусь; пушистый голубой медвежонок-сумочка; две бутылочки с сосками – одна с розовым, другая с голубым содержимым, ещё бутылочка воды и салфетки, которые только что принёс официант Антонио; две подарочные креманки от бармена Антонио – одна с лимонным, другая с ананасовым мороженным; серебряная ложечка с монограммой; чётки. (При чём тут чётки – непонятно.) Всё!

Отец бамбини Джованни, с вялым хаером, стоит за спиной бамбини постоянно достаёт из большой алой сумки через плечо и принимает со стола всё новые бесчисленные предметы. Рядом наизготовку стоит официант, почтительно пожирая глазами богиню за соседним столиком. Богиня совсем не против. На небе активно комментируют происходящее: смеются, артикулируют, едят, пьют.

Всё! Бамбини капризничает. Ей вытирают рот и складывают в огромную сумку ворох всего со стола. Спектакль окончен. На небе аплодируют и обмениваются впечатлениями. Компания доедает джелатто, все расходятся.

Остаётся один сеньор.

Облако над головой тает: похоже, расходятся и Эти.

Над ратушей остаётся один расплывчатый силуэт ,похожий то ли на надкушенную дольку арбуза…, то ли на сгорбленную старуху в кресле качалке. Облако качается: туда – сюда, туда… Кажется, даже слышен скрип деревянных полозьев по паркету…

Похоже, синьор тут будет сидеть до сиесты, ещё час. На столе лежит его трость, большой  серебряный портсигар и креманка с недоеденным фонденте.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars6 Stars7 Stars8 Stars9 Stars10 Stars11 Stars12 Stars13 Stars14 Stars15 Stars16 Stars17 Stars18 Stars19 Stars20 Stars21 Stars22 Stars23 Stars24 Stars25 Stars26 Stars27 Stars28 Stars29 Stars30 Stars31 Stars32 Stars33 Stars34 Stars35 Stars36 Stars37 Stars38 Stars39 Stars40 Stars41 Stars42 Stars43 Stars44 Stars45 Stars46 Stars47 Stars48 Stars49 Stars50 Stars (2 проголосовавших, средний балл: 40,00 из 50)
Загрузка...

Девочка и джелато: 6 комментариев

  1. Александр, признаться честно, несколько раз прочитала, прежде чем разобралась в происходящем. Может, я просто ещё не проснулась. Но вот всё равно не поняла: зачем, например, упомянут какой-то синьор Рафаелле (пусть бы бабка девочки была дочерью сеньора Давидо, а то всё так сложно в таком маленьком рассказе).
    В середине многовато “каков” (в некоторых предложениях аж по два союза “как”).
    Местами “хромает” орфография, особенно бросилось в глаза в самом начале: “морожеНое” и “извОзюкалась”.
    А так – мне понравилось! Улыбнулась над панталонами.
    Я лично знаю, что ушедшие близкие мне люди всё равно рядом, пусть я их и не вижу…

    Ирина Кемакова оценку не ставил(а).
  2. Ирочка, ещё раз спасибо и:
    прошу извинить за безграмотность оправдать которую может только врождённая моя бестолковость и училка по русскому в младших классах Андроника Святославовна, длинная сухопарая жердь с огромной кичкой на несуразно вытянутом черепе, громоздких янтарных бусах на тартильей шее от щитовидки и длинной злой указке, которой Андроника Святославовна обхаживала мою спину и аккуратным девичьим почерком, которым девушки, вечером, высунув от старания розовый язычок и, вздыхая, исписывают страницы дневника, выводила мне цифру «1» и, рядом писала – «Кол», видимо для непонятливых… С уважением и признательностью, Ваш Александр и:
    проблема в том, что текстики мне правят редактора и конкретно этот сейчас висит в двух журнальцах и я думаю с орфорграфией они справятся (ссылки, если Вам забавно, я потом пришлю) И все предыдущие тексты я тоже взял из очереди, без редакторского согласия, поскольку помещение их на этом сайте не является печатью. Увы.

    alexander999 оценку не ставил(а).

Добавить комментарий

Войти с помощью: