Потомок самурая

Хрустальный шар, задрапированные темными портерами стены, свечи, голые женские руки, унизанные кольцами, вкрадчивый голос:
– Ясно вижу – потонет корабль твой, сокол ты наш морской, ясный! Вот почти доплывут (Котейкин поморщился – плавает г…о, моряки ходят! Правда, цыганке этого было знать не обязательно), и потонут! Ой, что будет, что будет!
Контр-адмирала мелко затрясло. Никогда не дававший волю чувствам, в этот раз он расслабился и реально испугался. Испугался сильно, за моряков, за корабль, за себя. К гадалке пришел он не за этим – далекий от суеверия, силился разрешить один деликатный вопрос интимного свойства, на который никак не мог найти ответа. Гадалка отбрила его прямо с порога:
– Морячок, не про баб тебе думать надо! Ой, не про них…
Дальнейшее известно. Повернувшись на каблуке левой ноги кругом, чувствуя, что сейчас, должно быть, упадет в обморок, совершенно уничтоженный Котейкин выронил на пол из слабеющей руки купюру и опрометью бросился вон.
– Беги, беги, морячок, – слышал он вдогонку, – скажи им, чтобы не ходили они!!!
Гадалка долго и нехорошо хохотала.
Что делать? Как отменить поход? Как доложить начальству? Василий Котейкин мучился и не находил решения. Пробовал было посоветоваться с флагманским артиллеристом, давним другом, но тот поднял контр-адмирала на смех и посоветовал забыть – не дай бог, просочится информация, что командующий отрядом легких сил вместо боевой подготовки занимается черт знает чем, полетят не только погоны, но и голова!
Ничего не придумав, Котейкин решился на отчаянный шаг – за несколько минут до отхода самовольно проник на борт «Годунова», надеясь, что во время долгого похода ему как-то удастся переговорить с Мейнкуновым и вместе решить, что делать. Одно останавливало его – невозможность доказать свое мнение, поскольку ссылка на неведомую гадалку явно не сработает и его сочтут сумасшедшим. Так, терзаясь, он и дошел до роковой черты…
* * *
На третьи сутки плавания, находясь в 300 милях от цели похода, крейсер подорвался на не вытраленной со времен второй мировой войне мине. И, хотя по счастливой случайности никто не погиб, разрушения были более чем серьезные, а скверная погода сильно затруднила борьбу за живучесть. Через полчаса пришлось остановить двигатели, так как корабль сильно заливало на ходу. Немедленно отправили SOS, но раньше, чем через два дня, никто к терпящему бедствия кораблю подойти не мог ввиду оторванности квадрата трагедии от морских трасс. Главный штаб ВМФ уже отправил спасательное судно «Василий Шуйский» с начальником штаба 122-й эскадры вице-адмиралом М. Сиамским на борту. Сиамский вышел в море не столько руководить спасательной операцией, сколько встретиться с глазу на глаз с Котейкиным и узнать причину его самоуправства. Котейкин сам вышел в эфир и оповестил штаб о том, что он вышел в море на «Годунове». О том, что его подвигло на это, он, разумеется, умолчал.
– Товарищ командир, на связи ПЭЖ!1 Крен приостановился, но продолжает увеличиваться. Корабль принял слишком много воды. Подвести пластырь под пробоину нет возможности – море слишком бурное.
_______________
1 Пост энергетики и живучести
Опасаюсь опрокидывания.
– Добро, – глухо отозвался Мейнкунов. – Продолжать борьбу за живучесть!
На мостик поднялся Котейкин.
– Все воюешь, Равиль Шамильевич? Корабль спасти хочешь? Людей спасай!
– Шли бы вы, товарищ контр-адмирал… – в сердцах сплюнул кавторанг. ¬– И так тошно, а тут вы еще…
Самоотверженная работа экипажа не принесла успех. Корабль продолжал принимать воду и крениться на левый борт. В конце концов Мейнкунов отдал приказ покинуть корабль и спасться, кто как может. Убедившись, что все покинули корабль, он надел спасательный жилет и приготовился занять свое место в шлюпке. Он повернул голову, последний раз взглянул на мостик, и обомлел: намертво привязанный к перилам мостика полотенцами, стоял Котейкин в полной парадной форме при кортике и улыбался. И кто его привязал?! Разбираться было поздно.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars6 Stars7 Stars8 Stars9 Stars10 Stars11 Stars12 Stars13 Stars14 Stars15 Stars16 Stars17 Stars18 Stars19 Stars20 Stars21 Stars22 Stars23 Stars24 Stars25 Stars26 Stars27 Stars28 Stars29 Stars30 Stars31 Stars32 Stars33 Stars34 Stars35 Stars36 Stars37 Stars38 Stars39 Stars40 Stars41 Stars42 Stars43 Stars44 Stars45 Stars46 Stars47 Stars48 Stars49 Stars50 Stars (3 проголосовавших, средний балл: 22,00 из 50)
Загрузка...

Потомок самурая: 7 комментариев

  1. Ничего не понял. Но одно место даже на фантастику не тянет. Это там, где какой-то кавторанг, мелочь пузатая, говорит контр-адмиралу(!!!) “шли бы вы”. Этого не может быть потому что этого не может быть никогда. Даже в самой страшной сказке. Помню, журналистом шел как-то от Курил на небольшом ПСКР с погранцами с раненным китайским браконьером на борту. В Корсакове не могли пришвартоваться иначе как к уже пришвартованному кораблику. (там ковшик для погранцов совсем малюпусенький).Но на этом кораблике прибыл как раз контр-адмирал с каким то визитом. И НИКТО (!!!) не осмелился ему доложить или просто пришвартоваться к тому ПСКРу, где его сиятельство опу грел. Вот заложили циркуляцию и битых пять часов на рейде крутились и тот китаец успел помереть без госпиталя. Наш то ПСКР малотоннажный, там лишь фельдшер и никаких условий для операции – а то б вызвали хотя б врача с берега)

    Сергей Чинаров оценку не ставил(а).
    • Может быть. Ваш случай – только Ваш случай. Что в Уставе сказано? Что командир корабля – единоличный и полный хозяин своего корабля. Он хоть самого главкома ВМФ может послать и дать команду оного фуфела на борт не пускать. Последствия потом могут быть! Но ПОСЛЕДСТВИЯ! А никак не до.

      Evlampiy Chugada оценку не ставил(а).
      • Ну-у-у. Вы еще напомните что в Конституции сказано про наши с вами права.А часто вам удается их , то есть, эти права покачать? Хозяин -хозяином. А вот панибратствовать с адмиралом вшивому кап-два ни один устав не позволяет.Главкома он может на борт не пускать лишь чисто теоретически, потому что на практике ровно через 5 минут после этого попросту перестанет быть командиром корабля и не факт, что его еще где-нибудь юнгой возьмут. А контр-адмирала – да – не пустить может. Но НЕПРЕМЕННО с пиететом, долженствующим разности званий. Понятно, что последствия возникают чуть позже деяния. Но если вы хотите дослужиться до должности командира корабля, то с адмиралами вы всегда будете предельно вежливы. Вы знаете. старые бродячие собаки боятся палки. Потому что те, которые не боятся. до старости попросту не доживают. Так и с командирами кораблей. Ими становятся только уже доказавшие свою исключительную преданность субординации по отношению к адмиралам всех мастей.

        Сергей Чинаров оценку не ставил(а).
        • Так тут уже состоявшиеся – что контр-адмирал, что капитан второго ранга. Ситуация экстремальная, к тому же. Вообще, я не склонен именно это обсуждать. Вам непонятно – что тут сделаешь? Остается только развести руками… Вы хоть заметили, что у героев данного рассказа “кошачьи” фамилии?

          Evlampiy Chugada оценку не ставил(а).
          • А должен был заметить? То-есть это намек на то, что все там породистые. один контрик с помойки? Или в чем соль? А “состоявшийся” кап-2 вовсе не вечен в роли командира. легкого крейсера. Послав между не в тот адрес контрика, да еще в такой аварийной ситуации, он легко может уже завтра оказаться командиром портового пожарного катера – на все оставшиеся годы службы.

            Сергей Чинаров оценку не ставил(а).
  2. Я тоже не поняла , сюжетную линию пооследить трудно. В общем-то есть проблема и с композицией. Гадалка какая-то. Я ва так скажу: на одном антураже морском далеко не поедешь. Герои странные какие-то, без особых примет в характерах. И не понятно, с чего это один из них решил сам себя привязать. В общем, ткману много, смысла мало.

    Елена Гайдамович оценку не ставил(а).

Добавить комментарий

Войти с помощью: