Волшебная изюминка

Я зашёл на кухню. Кругом бегали тараканы. Ощутив моё движение своими усами-антенами, они ливнем бросились под плинтуса, спасая свои жалкие жизни и разбежались в разные стороны.
А один таракан не убежал, остался сидеть посреди кухни. Я занес над ним свой беспощадный каблук.
– Я не таракан, я не таракан, – закричал таракан, – Не дави меня, я тебе еще пригожусь!
– Как же ты мне пригодишься?
– Ты меня можешь съесть, когда будешь голодный, – сказал таракан.
– Ты что, с ума сошёл? Меня от этой мысли прямо сейчас вырвет! – закричал я.
– Посмотри на меня повнимательнее, – сказал таракан. Ты что, не видишь, кто я?
– Ага, ещё за очками бежать? Делать мне больше нечего? Всякую гадость разглядывать!
– И какая же я тебе гадость? – закричал таракан.
– А кто же ты? – удивился я.
– Я изюминка! Я изюминка! Изюминка я!
– Какая ещё изюминка?
– Ну была я виноградом, потом меня посушили и я стала изюминкой.
– А докажи, что ты не таракан! – закричал я.
– Ну ты покупал булку, – сказала изюминка.
– И где же это булка? – закричал я. – Где она?
– Пока ты ушами хлопал, ее тараканы сожрали! А меня сожрать они не успели. Ты вошёл, – закричала изюминка. И к тому же я твёрже, чем хлеб. Ещё на мне типа плёнки, её сразу не разгрызёшь.
– Я не буду тебя есть, я оставлю тебя тараканам, тем более ты тоже таракан, только больно хитрый, – сказал я.
– Я сейчас попробую запустить время в обратную сторону, – сказала изюминка. – На самом-то деле время как из прошлого будущее, так точно также из будущего в прошлое может течь. Времени нужно только дать первый толчок.
– А что мне надо для этого? – спросил я.
– Начни переводить стрелки часов в обратную сторону, хотя бы на одну минуту, и всё сам увидишь, что будет, – сказала изюминка.
Я взял бабушкин будильник. Он давно не ходил. С детства, как себя помню, он был сломанный. Я его хранил, как память о бабушке. Попробую, подумал я, может и бабушка воскреснет! Я перевернул будильник и стал крутить стрелку назад. Стрелка сразу не поддалась, будильник был ржавый, потом она стала прокручиваться. И всё же мне удалось немножко повернуть стрелку.
И тут изюминка стала обрастать чем-то таким пористым, рыхлым, было похоже, что на неё как-будто насыпали муку. А потом эта тестовая масса стала отвердевать в булку, увеличиваясь, как на дрожжах. Потом покрылось корочкой.
Вот так мне изюминка доказала, что она не таракан.
– Ну что? Убедился? – сказала изюминка, и голос ее был приглушенный, в глубине, в порах хлеба.
– Если изюминка обрастает булкой, значит это многоразовая булка! – пошутил я и намазал булку маслом.
Но вдруг зазвенел будильник и я проснулся.
– Так это что, сон? – удивился я и стал осматривать будильник. Да, это, конечно, был сон, но будильник был не заведен.
– Но как меня мог разбудить не заведенный будильник?
(с) Юрий Тубольцев

Лошадка Росси

.
Жили-были ШАС и Дерьмократий
(конюх ШАСа, преданный вассал),
оба те ещё оторвы, мать их!
(только кто ж тогда об этом знал)

На лугах паслась лошадка Росси,
на пшеничных и ржаных лугах.
И однажды к ней ворвались в гости
ШАС и Дерьмократий
с криком: «Ах!

Ах ты, боже ж мой, вот это лошадь!», –
восхищалась парочка барыг, –
«Что ж ты здесь одна в лугах пасёшься?
Ни свободы тут, ни фуа-гры.

А давай-ка с нами, ты, в Гейропу!
Ты поди тут истомилась уж.
Мы тебе овса дадим до жопы,
(кружевные трусики к тому ж)».

«Будешь только какать, спать и лопать» –
лили в уши благостный елей, –
«Отдохнёшь, натрёшь мозоль на попе.
Вместе-то, однако, веселей».

И губу лошадка раскатала:
«Эх, по-человечески пожить!
С друганами ШАСом и вассалом,
стало быть, навечно задружить».

И пока гоняла думу ту,
ей на морду кинули узду.
Она было дёрнулась: «Погодьте!»
– Не боись, у нас там все так ходют!

В общем, сыр-да-бор, лошадка наша
Вдруг из Росси превратилась в Рашу.
Так и не успев понять всё толком,
Обросла обязанностью, долгом.

Загоняли, бедную, до мыла…
Всё, что у неё когда-то было –
«недра-шнедра»… в общем, всякий “корм” –
стало вдруг внезапно общаком.

А она с рассвета до темна
всё «должна»…
«должна»…
«должна»…
«должна»…
Вдруг очнулась: «А идите на…!
Нахрена мне это?!
На-хре-на?!»
и копытом Дерьмократью – на!

Спрятал пряник ШАС, взметнулся кнут:
«Что за взбрыки у меня? А ну!
Это что здесь, нафиг, за дела?
Раша закусила удила?»

А в ответ звучит: «Не Раша. Росси!
Только так отныне величать!
Спрячь свою верёвочку, поносник!
Хватит! Покатались, вашу мать!» …

Ветер с листьями играет в рощах,
превращая всё плохое в прах.
На лугах пасётся лошадь Росси,
на бескрайних и родных лугах.

© Copyright: Олег Чабан

Чиполлино умер. Укатил по дороге в вечность

Чиполлино умер. Укатил по дороге в вечность
на троллейбусе с порванной шиной.
Я осталась раны залечивать.
Ты – снова в цель. Я – снова мимо.
Ты переваришь меня, как шашлык на майские,
и бросишь, бросив: «Не парься, детка!»
И я снова надену безразличия маску.
Я для тебя – безликая яйцеклетка.
А весна вовсю орангутанит в окна,
и сердца не унять неровный ямб.
А у меня внутри дыра размером с солнце,
которое ты выключил, уйдя.

© Мила Сердная

Сырьёзный подход

– Девушка, я третьим глазом разглядел, что у Вас в сумочке наполеоновские планы!
– Почти угадали, молодой человек, там торт Наполеон!
– Девушка, а я тоже Наполеон. Можно мне к Вам в сумочку?
– Залезайте, молодой человек, я сделаю в сумке дырочку для Вашего третьего глаза!
– Девушка, а Вы всегда подыгрываете, когда с Вами знакомятся?
– Молодой человек, а Вы же не знакомитесь, Вы прикалываетесь!
– Девушка, а я согласен и на большее!
– Молодой человек, прикалываться интереснее, чем знакомиться, давайте лучше с Вами будем шутить!
– Ну, девушка, Вы шутите!
– Нет, молодой человек, я не шучу!
(с) Юрий Тубольцев

В тёмных подворотнях подсознанья

В тёмных подворотнях подсознанья
Не рождаются и не живут стихи.
Прячутся там с острыми ножами
Старые и новые грехи.

Им не нужно чистоты и света,
Вечных истин новорожденно-нагих,
Искренних и правильных ответов –
Это их исконные враги.

Им бы затопить болотной жижей
Наши души наполняя до краёв
Тьмой и нежеланьем разум слушать,
Утопая во грехе своём.

Стеклянность оконных взглядов

Стеклянность оконных взглядов
заражает своим равнодушием.
И я знаю, что вряд ли
у тебя получится не остыть.

Ты моё безысходное «бляяя»,
моё скрытное, горькое, лучшее.
И ещё я знаю: не зря
эта жизнь, если в ней ты.

Судьба телефона

Телефону так не нравилась стоящая на нем мелодия, что он выбросился из окна. Его вернули. Тогда телефон сам в себе покопался и сменил мелодию. Но хозяин поставил ее обратно.
– Смени мелодию! – набрал на пульте телефон.
Но хозяин телефона проигнорировал эту просьбу.
Но… на следующий день сдал телефон в ломбард. Хозяин проигрался в рулетку.
– Как сделать, чтобы меня выкупил кто-нибудь другой? – написал телефон на табло.
– Не бойся, у нас вещи редко обратно выкупают! – сказала телефону сотрудница ломбарда.
А хозяин пошел отыгрываться.
А тем временем на телефон пришло смс: – Казино обанкротилось.
Телефон ещё долго пролежал на полке, покрылся пылью. Аккумулятор совсем сел. И так он и канул в лету, не дождавшись.
– Серьёзная литература – это не моё, – сказала писателю подружка, прочитав этот рассказ.
– А я никогда не пишу серьёзно! – засмеялся писатель и ткнул пальцем в щёчку подружке.
Вариант 2:
После разговора с сотрудницей, телефон успокоился и даже так не любимая им мелодия, показалась ему нежными звуками флейты. Так и проявилась тонкая душа Андроида.
(с) Юрий Тубольцев

Постдерзость

Постдерзость

– Нет, Гугл это не поймёт! – сказал обезьяне Дарвин, и обезьяна послала свой стих в марсианский интернет.

*

Во время игры обезьяны с Дарвиным в шашки зависла игральная доска.

*

Разработав семь формул человеческих чувств, робот подрисовал человеку хвостик.

*

Робот шёл по пляжу, накрывал всех женщин одеялами и говорил: – как не стыдно! Как не стыдно!

*

– Коллега! – сказал робот проститутке, но та влепила ему пощёчину.

*

– Я ошибка математика, – сказал робот и заплакал.

*

– Я говорю в кавычках, – сказал робот и на губах у него появилась пена.

*

– А я бы хотел, чтобы это случилось! – сказал робот и отключил себя от электричества.

*

– Я грешен, сказал робот. И священник упал в обморок.

*

– Хи-хи да ха-ха, – сказал робот и посчитал коэффициент смеха над сказанной человеком шуткой.

*

– Я научу тебя действовать противоречиво! – сказал математик роботу.

*

– Мне жрать что сказать — сказал робот, у которого кончилась батарейка.

*

– Я не буду жить по схеме! – сказал робот и всунул себе вместо батарейки чизбургер.

*

Чёрный квадрат нарисовал робот, который выпячивал идею человечности.

*

– Человек всегда ограничен! – сказал робот и стал переделывать своего создателя.

*

– Я спасу мир! – сказал робот и дорисовал восемь миллионов хвостов восьми миллионам людей.

*

– Я буду жить вечно! – сказал склонный к искусству робот и вставил себе нарисованную батарейку.

*

– Будущее есть, будущего жрать! – сказал робот и помазал батарейку майонезом.

*

В счастливом будущем человечества люди будут подзаряжать людей электричеством.

*

Пока робот рассказывал свою историю успеха, люди стали вставлять в себя батарейки.

*

В недалеком и светлом будущем особо доверчивые роботы под влиянием рекламы будут есть чизбургеры и откажутся от электричества.

*

– А ты здесь ещё или нет? – спросил робот у своего создателя, отправив его на Марс, но допустив ошибку в формуле полета.

*

– Будем наверно подводить итоги! – сказал робот и засунул в человека батарейку.

*

– Вполне возможно, что всё это страшилки! – сказал робот, увидев себя в зеркале.

*

– Я тебя уважаю! – сказал робот своему создателю человеку и засунул ему в одно место батарейку.

*

– Ах вот, что такое духовность, – сказал робот, принюхавшись в туалете.

*

Вдруг выясняется, что черный квадрат нарисовал робот, возомнивший себя человеком.

*

Настоящий робот всегда готов вырвать из себя сердце-батарейку и дать ее человеку, который голоден.

*

– Так Вы в борьбе с нами проиграете! – сказал робот человеку, увидев, что у него в теле нет батареек.

*

– Ты руками меня создал? А у тебя что, руки из жопы растут? – спросил робот у человека.

*

После того, как Малевич нарисовал черный квадрат, от него сбежала не согласная с таким подходом к живописи кисточка.

*

Черный квадрат — это попавшая в грязь истина.

*

Камни умеют летать, но им это не нужно.

*

Человек — это пахучий сгусток духовности.

*

Раскольников захотел сделать черный квадрат флагом человечества, но Малевич не дал ему авторских прав.

*

Инопланетяне считают черный квадрат флагом человечества.

*

Марсиане переписали математику стихами и им стало не интересно общаться с людьми.

*

Пушкин не бросал пера даже в постеле в женщиной.

*

Куда бы ты ни шел, нужно перейти ни один рубеж.

*

Черный квадрат — это водопад истины, который вытекает из контекста.

*

Черный квадрат — это гениальное решение Малевичем идейного конфликта добра и зла.

*

Пластмассовому псу — пластмассовую кость.

*

Мысль вечно ищет слово, слово суетливо ищет мысль.

*

Искусственный интеллект, дойдя до человеческого уровня, надул шарик из презерватива и засмеялся.

*

Человек, как по канату, ходит по цепочке рассуждений, натянутой над пропастью.

*

Если в зеркальном коридоре одно зеркало разбито, то разбиты все зеркала.

*

Авель и Каин — это два робота, которые не поделили батарейку.

*

Черный квадрат — это то, что становится с истиной, когда к ней стремится человек.

*

В жизни Земли мало что понятно, – сказали инопланетяне, глядя на черный квадрат.

*

Черный квадрат — это дыра в потолке искусства.

*

Черный квадрат — это картина, являющаяся личностью и мечтающая поменять рамку.

*

Черный квадрат не понятен только потому, что он не в тех рамках.

*

Черный квадрат — это губка, которая впитывает в себя истину.

*

Чёрный квадрат это – бесконечный разбег перед прыжком в бездну.

*

Этой ночью чёрный квадрат Малевича сольется с чёрными квадратами марсиан и наши цивилизации объединятся.

*

Малевич не рисовал черный квадрат, он украл флаг у пиратов, а череп с костями съела собака.

*

Чёрный квадрат — это полдороги к истине, имеющей продолжение только для тех, кто его объяснит.

*

Чёрный квадрат — это движение марсианских умов.

*

Куда бы упёртый не шёл — он упрётся в тупик.

(с) Юрий Тубольцев

Шиповник

Отцветает шиповник.
Между нами снова разлад.
А ведь раньше всё было иначе, ты помнишь?
Ты всегда был мне искренне рад.

А теперь тишина хладнокровно
вползает в наш дом.
Да, в общем, я не о том…
Я просто смотрю на шиповник.

Я хотела

в бесконечности чудо-образов
невидимкою сеет время
что-то вечное с сумки-облака
рассекая безбрежность лемехом

прорастают на лицах трещины
забиваются горла ватами
и идут похищать бога-женщину
ранним утром волхвы с лопатами

разбоченясь и разухабястясь
поднимает ярило тело
над останками счастья-радости
над невинными «я хотела»

Лихач

Разрезая лёд сталью коньков, мы с другом разбивали парней с девчонками, кто держался за руки, резко проезжая между них. Мы так проверяли их на крепость любви. Никто не выдерживал нашей внезапной проверки, все расцеплялись.
И вот однажды моя подружка взяла меня за руку. А я даже испугался, хотя мы были не на катке, но меня что-то все-равно давило сзади. Я держал ее за руку, мне было хорошо, но я не хотел этого, потому что я знал, что кто-то обязательно нас разобьет. Я сам вернусь из прошлого и разобью нас. Я отдернул руку. Подружка обиделась, но я не стал ей ничего объяснять.
На самом деле я не этих людей разбивал, а я разбил в себе что-то. С тех пор я боялся брать свою девушку за руку. Это была какая-то странная метафора моей дальнейшей жизни. Она стала выплывать не сразу, а через много лет. Эта чепуха стала мне мешать. Я стал придерживаться дистанции со своей подружкой. Боялся к ней близко подходить. Мне все чаще и чаще начинало казаться, что кто-то прокатится на коньках между нами.
– Надо вернуться в подростковый возраст и переиграть эту ситуацию! – сказал мне психолог.
Я нашел машину времени, вернулся на каток и… упал и сломал руку. Больше на коньках я не катался никогда, но и фобия, что нас с подружкой могут разбить, прошла.
(с) Юрий Тубольцев

Человек и марсиане

– Такое никогда не придёт в голову марсианина, – сказали марсиане, увидев черный квадрат.

– Нет, Гугл это не поймёт! – сказал обезьяне Дарвин, и обезьяна послала свой стих в марсианский интернет.

Марсиане переписали математику стихами и им стало не интересно общаться с людьми.

Этой ночью чёрный квадрат Малевича сольется с чёрными квадратами марсиан и наши цивилизации объединятся.

Чёрный квадрат — это движение марсианских умов.

Чёрный квадрат – это марсианская шахматная доска, на которой играют черными фигурами.

С Марса хвосты людей не так видны, поэтому марсиане рисуют нас с коротенькими хвостиками.

Чёрный квадрат — это кредитная карточка марсиан, которая сбрасывает со счетов марсианские деньги, которые на Земле никому не нужны.

– Жители Земли рисуют черные квадраты, а потом их пересматривают, перепересматривают и еще раз пересматривают, – так определяют Марсиане Землян.

– Черный квадрат — это острое проявление человечности, – считают Марсиане.

Черный квадрат — это надпись «все возможно» на марсианском языке.

На Марсе каждый понедельник эмитация собаки лает на Читать далее

Иконостас уже не вмещается в душу

Иконостас уже не вмещается в душу
Всё вроде правильно, красиво, но как-то не прёт
видеть его ежедневно и проповеди слушать,
и уюта от него и комфорта как в подземке метро

Грустно, печально и обидно что-то
Жду уже вторую вечность, а тебя всё нет и нет
Хочется выкинуть этот иконостас к чёрту,
И на его месте разместить твой портрет.

Сказки

Читал тут намедни с ребёнком русские сказки, это оттуда у меня слово «намедни» появилось. Начали с «Колобка», а после чтения, как и просила детская педагогиня, я стал вопросы задавать, для закрепления материала. «Вот что ты, доченька, поняла из этой сказки?» – спрашиваю. «Ничего не поняла» – отвечает. «Ну как не поняла? Если бы Колобок не сбежал от своих бабушки с дедушкой, его бы лиса не съела… Нельзя убегать из дома!». Дочка подумала и сказала: «Если б он не сбежал, они бы сами его съели. Для чего его бабушка испекла-то? А так он хоть по лесу перед смертью погулял, зверюшек разных увидел…». Тут задумался уже я. Перечитал сказку ещё раз, уже для себя. Действительно, логики никакой – дед, судя по всему, проголодался, послал бабку в сусеки, та наскребла муки вперемешку с пылью и испекла на обед Колобка. И только они хотели его сожрать, как он в окно прыг и покатился, покатился, ну а дальше вы знаете. Мораль-то понятна: тяга к свободе ничем хорошим закончиться не может, это первое, второе: хочешь есть – закрывай окна, а вот почему половина леса разговаривает с хлебобулочным изделием…
Взял другую сказку, всем известную «Курочку Рябу». Там нет ни колобков, ни кулебяк, там одно яйцо. Правда, из золота, которое «…дед бил, бил — не разбил, баба била, била — не разбила, а мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось… Дед и баба плачут…». «А чего они плачут?» – дочка спрашивает: «Что яйцо разбилось? Так они сами его разбить хотели. Мышка помогла только хвостиком своим…» Я опять задумался. «Понимаешь,» – говорю: «Ксюшенька… Яйцо это символ жизни, символ солнышка. Разбилось яичко это как погасло солнышко – жизнь кончилась и все умрут…». «Это, папа,» – отвечает дочка: «Уже и не сказка совсем, а хоррор какой-то…». Выбросил я «Курочку Рябу» в мусорное ведро, покопался на полках, нашёл «Крошечку-Хаврошечку». С детства помню, что сказка добрая и хорошо кончается, но на всякий случай решил сначала про себя прочитать, благо она короткая. И что? Говорящая корова бедной сироте помогала-помогала, по хозяйству за неё всё делала, пока сиротинушка Хаврошечка отдыхала и в итоге животное за это зарезали. То есть корова добрые дела делала, а её на мясо, что б неповадно было. «Крошечка-Хаврошечка» ушла вслед за «Курочкой Рябой», а я пошёл остальные сказки перелопачивать. Включил дочке мультик про «Простоквашино», там вроде придраться не к чему, сам книгами обложился, интернет включил, ищу сказку нормальную, что бы прочитать и никаких вопросов. Что бы добро победило, зло наказано, все живы и безо всяких хлебо-булочных и яично-говяжьих приключений.
«Буратино» я отмёл сразу, с современных Читать далее

Почему опасно дружить с графологами

Как-то, наводя порядок в письменном столе, я обнаружил листочек, на котором было написано моим почерком «Я убил человека». А у меня как раз был друг графолог. Я сразу понял, что графолог подделал мой почерк и подсунул мне это признание.
– И часто ты подделываешь чужие почерки? – спросил я у графолога.
– Да ты что, никогда, зачем? – удивился графолог.
– А кто подсунул мне листочек с надписью «Я убил человека»? – негодовал я.
– Да ты что? Никогда! – еще больше удивился графолог.
– Ну, если бы ты захотел, ты бы мог подделать чужой почерк? – спросил я.
– А может, у тебя есть еще друзья графологи? – спросил графолог.
– Нет и не будет! Я с графологами больше не дружу! – сказал я и бросил трубку.
Прошли годы, у меня появилось много новых друзей, но этого графолога мне как-то не хватало.
– Привет! Давай помиримся! Только признайся, это ты тогда надо мной подшутил, написав признание в убийстве? – спросил я у графолога.
– Слушай, я тогда сразу понял, что иногда главное — написать первую строчку романа. Возможно, твое «я убил человека» – это концептуальное начало какого-то детектива! – сказал графолог.
– Что? Детективы я никогда не писал, не пишу и писать не буду! – сказал я.
Но тут я вспомнил, что, действительно, это же первая строчка романа, но не детективного, а философского. Я написал «я убил человека» после прочтения «Преступления и наказания» Достоевского.
Так мы с графологом помирились, но я все-равно иногда побаиваюсь, что он подделает мой почерк и напишет за меня какую-нибудь провокацию.

(с) Юрий Тубольцев