82 лучших афоризма Юрия Тубольцева

Абсурд открывает глаза на мир.
Всё можно посчитать, когда считаешь с ошибками.
В истории нет магистральных дорог, а есть лабиринт тропинок.
В жизни всё приедается, если много жуёшь.
В каждой нужности есть доля ненужного.
Высшие ценности должны быть на такой высоте, чтобы до них можно было дотянуться.
Веские аргументы боятся взвешивания.
В истории нет такой теории, которой бы не мешали факты.
В каком соку варишься, такой вкус у тебя и будет.
В очевидном сомневайся вдвойне.
Гений – не тот, кто одарен, а тот, кто одержим.
Где много веревок, там неувязки.
Голодный пастух хуже волка.
Если тебе вырыли яму – сделай из неё колодец.
Если ты не перерос прошлое – ты не влезешь в будущее.
Жизнь не делает резервных копий для восстановления справедливости.
Жребий — король судьбы.
Жизнь — результат странного сращивания мысли с материей.
Жизнь бренна, потому что вечна, и только смертность её фрагментов придаёт ей ценность.
За все надо платить, но ни за что не надо переплачивать.
Искания облегчают страдания.
И золотая Читать далее

Фуга осени

Щемящий запах листьев уходящих,
как нашатырь, вонзается под дых.
Ну что же, брат, жить надо настоящим.
Ведь мы уже давно не в молодых,

У них весна. У них иная вера.
Горят вдали иные рубежи.
Мол, только миг – и вот уж к счастью двери
им распахнёт стремительная жизнь

Им невдомёк., что мир цикличен все же,
Что свет опять сменяет ночи тьма.
а за весной, пусть раньше или позже,
но вновь грядёт суровая зима.

И всё гордимся перед молодыми,
сквозь темень убывающего дня,
что научились видеть прелесть в зимах,
на оттепель надежды не храня.

Ты ещё не осень

Знаешь, а, ведь, ты ещё не осень,
до сих пор ты в зелень разодета,
в облачной твоей косынке – просинь.
Признавайся, ты же – ещё лето.
.
Признавайся, что сама не хочешь
ты сереть, багряниться, желтиться,
только прохудилось небо что-то,
только всё дождится и дождится.
.
И тебе не просто расставаться
с этим буйством жизни и надежды,
но, вздохнув, сорвешься в новом танце,
сбрасывая летние одежды.
.
И достанешь с красками лукошко,
понимая – жизнь идёт по кругу,
прошлому печально улыбнёшься,
и украсишь золотом округу.
.
Так закутал в нежность этих строчек,
так, вдруг, из души пахнуло жаром,
что меня к тебе, подруга-осень,
женщина моя приревновала.
.
© Copyright: Олег Чабан
.

69 (13)

«…Разыгралась чтой-то вьюга,
Ой, вьюга́, ой, вьюга́!
Не видать совсем друг друга
За четыре за шага!
Снег воронкой завился,
Снег столбушкой поднялся…
Эй, дружок, не завирайся…»
Не сумеешь, не пытайся
Быть на классика похожим
С ритмом, в общем-то, несложным.
Хватит ли тринадцать глав
Содержанья с формой сплав
Разместить, и чтоб неплохо
Вышло зеркало эпохи?
Скоро будет рождество –
В душах празднично, светло.
В Церкви нашей, как и встарь,
Юлианский календарь.
Почему? Уж точно знает
Тот, кто веру предлагает.
«Чтоб наследие сберечь,
Воле предков не перечь, –
Скажет он. – Душой желая,
Веру в Бога принимая,
Люди к мудрости идут,
От того и блага ждут».
Цвет мечты, надежды главной
Есть во мне. Я, православный,
Над гордыней возносясь,
По традиции молясь,
Попрошу для жизни силы,
Чтоб покрасить светом синим
Эгоизма желтизну –
Зелень выйдет. Даст всему
Силы этот светоцвет.
Супержизненный завет
Унаследован для храма –
«Щит Давида», гексаграмма,
Так же, как и синий цвет,
Для ума из прежних лет.
Первый месяц у зимы
Будет третьим до весны.
Март придёт. Его капели
Будут петь для слуха трели,
Чтоб смятение пришло.
Снег и вешнее тепло
Напитают землю влагой.
Будет день – как лист бумаги…
Историческим пером
Что напишет жизнь на нём?
На ветру душа-синичка
Встрепенется вдруг трагично
И от страха задрожит?
Горе вороном кружит?
В праздник Пасхи только силы
Видеть свежие могилы?
Что готовит брату брат?
Ощутимы сходни в ад?
Слёзы, слёзы – пух у вербы?
Я надеюсь, не ущербна
Человеческая суть,
Чтоб пройти достойно путь
Через боль, разрыв – зазимок
С вихрем колющихся льдинок…
Для прогресса мало прока
От щедрот греха, порока –
Утверждают мудрецы.
Мы – истории творцы
Для страны, прищурив веки,
На пути расставим вехи.
Прочь старьё и прочь обман!
И не всё – в карман, в карман!
Несомненно, в нашей власти –
Выбирать дорогу к счастью…

Циклон в Питере

Здесь жёлтые листья, натужно шурша,
Закрутит ветер, как винт.
Здесь роза ветров – словно лист камыша
Вдоль вектора вмордувинд.

И ни к чему предложенье из слов
Писать в четыре строки.
Промолвишь одно лишь словечко “Беглов” –
И в обмороке Стивен Кинг.

А мрачная хмарь сочится в окно,
О непонятном скорбя.
Вроде бы полдень, но дома темно –
Не отыскать и себя.

Черные мысли в нахалку гнетут,
Всласть разгулявшись во мне.
Или приходит Свету капут,
Или – начало Тьме.

Только назавтра тучи уйдут.
А ветер им вслед – догонять.
Солнце омоет окно и тут
Птицы опять зазвенят.

Неба нигде не найти голубей.
И воскресенье к тому ж
Впору чирикать как воробей,
Прыгая межу луж.

В каждой из них, чтоб забылась грусть,
Солнце фонарик зажгло,
А под ногами осенний хруст
Дарит душе тепло.

Вновь разобрался с унылой хандрой,
Весел и бодр и здоров
Мой сумасшедший, любимый, родной
Сказочный Град Петров.

69 (12)

Бродский, изгнанный поэт,
Лучший. Нужен ли совет
Слог зануды почитать,
Чтоб чуть-чуть мудрее стать.
«Шествие», в пример, поэма
Актуальна, современна.
В ней знакомый персонаж –
Мышкин князь – любимчик наш.
Присмотритесь, вон идёт,
Ковыляя, идиот.
На кресты церквей кивает,
С ним попутчик – рассуждает:
«Воскресением Кровавым
Кровь текла по ранам рваным,
Свист нагаек, лязг затворов,
Злые тени у заборов,
Под копытами иконы,
Крик, рыдания и стоны,
Пляс жандармского хлыста
Над распятием Христа.
Так в России-матушке
При Николке-батюшке
Прочь от церкви отошла
Православная душа».
Князь мольбу изображает
И мирянам предрекает:
«Воля нашего Христа –
Жить с любовью без хлыста.
Панацея от напастей –
В Православной царской власти.
Ты прости нас, батюшка!
Ты прости нас, матушка,
И возьми мои гроши
Во спасение души!
От молитвы бородатой
Даст на Храм деньжат богатый,
Неуч будет сыт, болящий,
Грешник, сирый и скорбящий
Обретут приют. Простить
надо всех и всё забыть.
Завещал иконам лик
Господа Помазанник.
Ты нужна нам, матушка!
Помоги нам, батюшка!»
«Господи, спаси и сохрани,
Вразуми, в делах укрепи, –
Ежась, крестится попутчик. –
Вряд ли жить мы будем лучше.
Стало мало у природы
Доброглазнейшей породы.
Добрые глаза как сапфиры,
Яхонты и бирюза,
И лазурь, когда слеза
В них. Хрусталя водицы
На людских ресницах
Нет. Ведь время, как водица,
Из источника струится –
Утекли уж те мгновенья,
Оставляя сожаленье.
Сверлят жадные глазёнки
Аж до коликов в печёнке.
Пустота – не зря же мне
Хочется порой во сне
Быть крылатой птицей
И лететь, лететь, стремиться
К счастью, где в людских глазах
Только радость, а не страх,
Нет сверла, и на ресницах
Лишь блаженная водица».
Поперхнулся бедный князь,
Отбежал, и наклоняясь
Над панелью, идиот
Замирает – кашель. Ждёт –
Пусть процессия пройдет…

69 (11)

Верность ощущается
В Родине, и начинается
В доброй, крепкой семье,
С благоговенья к земле,
Давшей смелость и силу.
И от щедрот подарила:
Горы, реки, степи, лес;
Свет, дыхание небес;
Дом, селенье, города;
Речь родную, что всегда
Льётся, словно ручеёк,
Превращается в поток;
Миг, года, и даже век.
Социальный человек,
Не ленись, не будь уродом,
Нервы, силу не жалей
Для Отчизнушки своей.
Мы же все от «А» до «Я»
Разноликая семья.
Вместе развиваемся,
Вместе защищаемся,
Дружим, завещаемся –
Неизбежность, даже рок.
В общем, мы один клубок.
Мы солдаты, и приказ,
Без нытья, – закон для нас.
В небеса, огонь и в воду
Мы идём ему в угоду
За идею, за свободу,
Хоть в Корею, хоть в Афган,
Давший гостю по зубам.
Страшно в прошлое смотреть –
жертвы, жертвы, жертвы, смерть.
«Хватит, – материнский стон, –
Это наш набатный звон!»
Сердце матери болит,
Ноет, плачет и грустит
О солдатике-сыночке –
Служит он в «горячей точке».
Мама по ночам не спит.
Мама плачет и грустит,
Позабыв совсем о сне,
Шлёт проклятия войне.
Мама, плача, молится,
Мучаясь в бессоннице,
Чтоб здоровым и живым
Возвратился милый сын.
Просит Бога мать тихонько,
Чтоб, готовя похоронку,
Смерть не встала на крыльцо,
Сделав скорбное лицо…

69 (10)

При распаде СССР,
Получая ваучер,
Было мне уже понятно,
Что кредит возьмут обратно.
И тогда я вспомнил снова
Басни дедушки Крылова.
Сделал вывод: у природы
Беззащитные уроды
Дон-Кихотовской породы.
Не достались нам заводы,
Ни дома, ни пароходы…
Шиш под нос, а не добра –
Не блатной же, не «братва!»
Детектив снят по роману
Вайнеров. В кино поймали
«Кошку чёрную». Там лихо,
Прихватив с поличным психов,
МУР (Шарапов и Жеглов)
Сцапал хищников-воров.
Хитрость, ловкость и обман
Помогали сыскарям.
Где вы, братцы! Рэкетиры
Нападают на квартиры!
Не кипи, отдашь всё, «чайник»,
Если в задницу паяльник
Вставят. Всюду Воры –
Ставьте двери и запоры.
Всё обман, и всем не верь.
В дверь звонок – заприте дверь!
Все мы жертвы: ведь охота –
Наша главная забота.
Хитрость, ловкость и обман
Помогают в жизни нам
Взять добычу, развлекаться,
От опасности спасаться.
Но всегда нас отличали
Наши принципы морали.
Прав Жеглов! Он вторит мне:
Должен вор сидеть в тюрьме.
Так ли всё? Себе ответь,
Если пристально смотреть…

69 (9)

Дед мой не был генералом.
Не разжившись капиталом,
Я мужал годами с детства,
Не мечтая о наследстве.
Гордецом был, к жизни с шуткой
Относился, «проституткой»
Не желал быть. Посему
Разве должен что, кому?
Просто жили-выживали,
Божий лик держа в подвале,
Серебро – в дерьме, в сортире,
Если было. И шутили:
Чтобы в жизни был просвет,
Попросите партбилет.
С ним идейных тоже тьма –
Лучших выбрала страна
В новоявленные боги –
Совесть, честь и ум эпохи.
В их числе я тоже был –
Должность, льготы заслужил.
Через «мышь» с клавиатурой
Электронные культуры
Я, военный отставник,
С удовольствием постиг.
С наибольшим интересом
Изучались Word c Access ом
И глобальный Интернет.
Он, увы, не дал ответ:
Кто же я сегодня есть?
От чего такая спесь?
Ведь так просто на пути
Дураку кювет найти…
Быть, не быть? Кто виноват?
Делать что? – скажи, собрат…

69 (8)

Похмелился – и в окно
Посмотрел: темным-темно.
Поперхнулся, в горле ком,
Словно встал в снег босиком.
Пробежал мороз по коже –
Колотунище до дрожи.
Мысль сверлящая одна:
А не выпить ли вина?
Бледнолицая луна…
И она, как я, одна.
Жёлтый блин, полно седин
На висках моих. Дожить
Надо. Знаю, что тужить
Всем приходится, когда
Постучится в дом беда.
Что молчишь, зачем глядишь
Тупо в небо? От того лишь
Боль в глазах. Горчит, першит
В горле, и слеза дрожит
На реснице. Словно зверь
Дикий, загнан я теперь.
В жизненной распутице
Следует попутчицей,
Изнуряя душу, плача,
Злая стерва – неудача.
Ничего уже не ждёшь.
Режет ложь, почти как нож.
Знаю, буду снова пьян
И браниться: «Дрянь я! Дрянь!»
Безработица – удавка!
У торгового прилавка
Это очень ощущаешь:
В горле ком – слюну глотаешь,
Ведь когда в бюджете брешь,
Макароны только ешь.
От жены – упрёки с плачем:
«Ты лентяй! Ты неудачник!»
Не до радостей уже –
Мысли тёмные в душе:
На колени опуститься,
Тихо Богу помолиться.
Стоит ли так скудно жить?
Рядом деньги положить
На поминки и на гроб,
И отправить пулю в лоб.
А не лучше ль сиротой,
Пеплом слиться с пустотой?
Больно – пусть! Но не конец!
Будет пусть чужой свинец!
Всё же, Смерть, сейчас не жди –
Скоро слёзные дожди
Прекратятся, и дороги,
Где сейчас завязли ноги,
Окончательный ответ
Мне дадут, а может, нет…

Моя первая любовь

Белая совсем как цветок.
Прекрасна, как весна.
Чудесна, как зима.
Обворожительна
Да, и это все она…
Моя первая любовь.

Появилась из не откуда.
Ворвалась и трепещит.
Прекоснулась, улыбнулась и теперь сидит и ждёт меня.
Ждёт меня, когда я открою себе глаза, когда протяну ей руку, возьму не отпуская.

Но я боюсь:
что она мимолетна,
Что я спугну, отпущу, не удержу.

Но нет, пора вставать. Проснуться ото сна.
Проснуться взять её за руку.
Держать, обнимать и целовать….

69 (7)

Сожаления, ей-богу,
Шлют покойнику в дорогу.
Сей исход я ненавижу,
Но при этом снова вижу
Разноцветных красок смесь –
Суверенность – гордость, честь!
Повод есть – доволен. Буду,
Подражая Голливуду,
Напевать под три прихлопа
С пританцовкой в три притопа.
Надо ж, радость-то какая:
По стране идёт, шагая,
Долгожданный капитал.
Бог ли, Чёрт его прислал?
Гостя в каждом доме ждут –
Ельцин с флагом тут как тут:
«С перестройкой коммунисты
Надоели. Оптимисты,
Кто буржуем стать хотел
И икорки не поел,
Лишь всегда под водочку
Уплетал селёдочку, –
Потерпи и напрягись,
И ко всем чертям катись!..»
«Пьяный кучер», песнь Кобзона,
Пригодилась для шансона.
В ней Дементьева стихи
Неоправданно лихи.
Я как все, туда же, каюсь,
Крикнул, в ад спускаясь:
«В преисподней, дайте квас,
Говорят, что есть у вас!
Хочется в окрошку
Покрошить картошку,
Лук, мясцо. И прочего
К ним тоже наворочую.
От меня, чертята, водка
С перцем, жирная селёдка,
Чтоб на весь греховный мир
Мы смогли устроить пир!»

69 (6)

Брежнев главный в СССР –
Был застой, твердят теперь.
Я, «зелёный» офицер,
О проблемах, видит Бог,
В те года судить не мог.
Рассуждал: для офицера
В жизни главное – карьера;
Мир любви надеждой соткан.
Радость – менестрель Высоцкий
Сладким голосом хрипатым
Пел: «Ой, всё не так, ребята!»
Горбачев, гэкачеписты
С подражанием артисту
Позже для страны родной
Песнь споют за упокой.
И страны огромной скрепы
Превратятся тут же в пепел.
Миражом опять свобода
Вскружит головы народам,
Кто во что, все не боятся
«Самогонкой» обожраться.
Тут пошло и понеслось…
Что-то где-то там срослось –
Закипела в людях страсть.
Прочь, долой советов власть!
Прочь, долой стремление
К удовлетворению
Бесплодного желания
В массовом сознании.
Всем народам места нет
В общем доме – шли привет…
И пошли, раз всех достало,
В бой за новое начало –
Убиенных вновь немало.
Быстрым шагом, в результате,
Мы пришли к печальной дате.
Номер два сонат Шопена,
Бирка, труп – печальна сцена…

69 (5)

Жизнь крестьянская: в избёнке
Деревянной без Бурёнки
На селе негоже жить.
Только как селянам быть,
Если голодна страна –
Революция, война…
Гегемон решил: спасут
От беды ударный труд
И коммуны, а народ
Сельский, может, через год
И уж точно через два
Благодарные слова
Скажет партии родной.
Так что, пахарь дорогой,
Ты на общий каравай
Всё что есть – всё отдавай!
Трактор землю вам распашет –
Всяк за то спасибо скажет.
Память точит как водица.
Как в колодце, притаится,
А черпнёшь, глотнёшь – уже
Есть эмоции в душе.
Помню, бельецо простое
Мамочка стирает стоя
На коленях, на мостке,
В ледяной болезнь-реке.
Говорила мать родная:
«Я – как лошадь ломовая,
На полях страны пахала,
Председателем не стала.
Что ж, отличники тогда
Стали ехать в города
Жить, конечно же, учиться,
Выйти замуж, пожениться.
Сыты все по горло «во!» –
скука, пьянство, воровство.
Стал, как глиняный колос,
Рассыпаться наш колхоз».
В селах ныне, Бог прости,
Нет скотины, и пасти
Некого. Теперь пастух,
Плётку взяв, гоняет мух.

Не вини себя, хорошая моя

.
Август выдохся и спрятался в туман,
сердце замерло, укрывшись сентябрём.
Только осень, вдруг, свела весь мир с ума,
на минуточку оставив нас вдвоём.
.
Чувство долга, словно листья, вниз скользя,
вмиг рассыпалось в жемчужных травах встреч.
Нам нельзя влюбляться было, ох, нельзя,
нам сердца свои бы взять, да уберечь.
.
Взбаламутились, поранились они,
притяжения земного вышел сбой,
ветер хлопнул громко дверью западни,
увлекая в бездну страсти за собой.
.
И в рябинах гуще горечь красноты,
в травах тоньше паутиновая нить.
Это правильно, когда сумела ты
своевременно себя остановить.
.
Не вини себя, хорошая моя,
это просто был любви водоворот.
Звёзды клёна, восхищенья не тая,
возле ног твоих заводят хоровод.
.
И сентябрь станет маленькой судьбой,
над мостом неся парад из птичьих стай.
Рыжий лист любви, подаренный тобой,
терпеливо, как и я, ждёт месяц май
.
© Copyright: Олег Чабан
.
Сергей Беляков (1) – Не вини себя, хорошая моя (стихи Олега Чабана)
Вячеслав Башкин – Не вини себя, хорошая моя (стихи Олега Чабана)
SSH – Западня (стихи Олега Чабана)
Александр Сидорин – Август выдохся (стихи Олега Чабана)
Николай Курочкин – Август (стихи Олега Чабана)
Андрей Оршуляк – Не вини себя (стихи Олега Чабана)
Сергей Беляков (2) – Не вини себя, хорошая моя (стихи Олега Чабана)
Александр Поздин – Не вини себя, хорошая моя (стихи Олега Чабана)