Вначале (окончание)

Стена исчезла. На него глядела темнота, такая же непроглядная, как в аду. Только темнота ада была сухой, а из этой ощутимо веяло влагой. Даже туман образовался, хотя в комнате было вовсе не холодно. Земля была безвидна и пуста, и тьма над бездной, и дух божий носился над водою, вспомнил Лазарь. И ещё он вспомнил, как зажглось в этой непроглядной тьме негасимое пламя, как оно распространялось вширь, бледнея и остывая, как в остывающем теле пламени загорались искорки звезд – десятки, сотни, тысячи, миллионы, миллиарды. Как звёзды собирались в скопления, наречённые галактиками, как из пепла, оставленного негасимым пламенем, притяжение звёзд собирало планеты. Как на первых планетах появилась первая жизнь, как росла и развивалась – от простейших созданий до многочисленной сложно организованной флоры и фауны. Как появились среди живых существ разумные, как строили они свою жизнь, совершая множество ошибок и постигая горе от ума. И как ни пытался Лазарь их предостеречь, посылая различные знаки, – разумные толковали всё по-своему, а не как надо было бы. Как мучительно и нелепо – в разрушительных войнах, в самоистребительном покорении природы, в бессмысленном неограниченном проедании – погибали не внявшие предостережениям цивилизации. Как, потеряв счёт этим смертям, он в расстройстве сказал неверное слово, и звёзды в центре шарового скопления слиплись в одну больную чёрную дыру, и эта дыра принялась засасывать в себя всё, что было рядом. Как исчезло в бездонной пропасти всё шаровое скопление, потом наступила очередь ближних галактик, потом всё более дальних, а мир стремительно сжимался. Лазарь силился остановить катастрофу, но дыра оказалась сильнее, и мир схлопнулся в точку, и воцарилась первоначальная тьма.
И ещё вспомнил Лазарь: было время, когда он действительно звался Лазарем. Вместе с отцом – звали его Зевади, вот откуда фамилия-то – и братьями ловил рыбу в Геннисаретском озере. Как-то вечером, когда они уже вытащили на берег лодку и сушили сети, проходил мимо странный человек, говоривший очень складно. Отец пригласил этого человека разделить трапезу. Человек много говорил, а потом ушёл и увёл с собой двух старших братьев. Лазарь тоже хотел уйти, чтобы научиться говорить так же складно, как тот человек. Отец не отпустил. И всю ту жизнь Лазарь вспоминал того человека и пытался складывать слова в гладкую речь. Да, ключник мой Франсуа, не знаю, скольких ты рыбаков видал, но один начинал на манер кузнеца – с негасимого пламени.
– Эй, клоун, – окликнул Франсуа. – Тебе помочь?
Лазарь очнулся.
– Сейчас… – он оглянулся. Ключник смотрел пристально. Теперь Лазарь вспомнил и это лицо, и этот взгляд. – Спросить… хочу…
Франсуа поднял руку, сжав все пальцы, кроме воздетого к виску указательного. Один вопрос, понял Лазарь. Кивнул.
– Только не тяни.
Лазарь всё же помедлил. Столько всего хочется узнать, а спросить надо о самом главном.
– Вийон… скажи, они спаслись? Ну, те, которые в моём мире…
– Конечно. Ты же этого хотел. Вот и сбылось, – Франсуа помолчал, расплывшись в радостной улыбке. – Вспомнил всё-таки! Вот и ладушки. Ну, иди, клоун. Только помни: вначале было…
Лазарь повернулся и шагнул в ожидающую нового творения пустоту. Ключник Франсуа Вийон всё же не удержался – благословил. Коленом пониже спины.

10 апреля – 28 декабря 2013
CC BY-SA

Запись опубликована автором Игорь Панасенко в рубрике Проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Об авторе Игорь Панасенко

Родился в конце марта 1958 года у подножия горы Кукисвумчорр, поэтому ушиблен Хибинами с детства. Поэтому там же и остаётся практически безвыездно, за вычетом шести студенческих лет. Впервые с авторской песней встретился в четыре года, когда родители купили первый магнитофон и бросились переписывать всё, что было доступно в ближайшем окружении - Визбор, Высоцкий, Кукин, Лобановский... далее везде. Уже потом, в институте (знаменитый Ленинградский Политех), узнал о существовании КСП, случайно забредя на конкурс "Топос". Далее везде... Ленив и неорганизован. Книг не издал. В союзах не состоит. Копирайт не признаёт. В миру успел поработать в академической науке, на государственной службе, в коммерческой фирме, на старости лет вернулся в науку. Везде занимался одним и тем же - дрессировкой компьютеров. А это уже диагноз.
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars6 Stars7 Stars8 Stars9 Stars10 Stars11 Stars12 Stars13 Stars14 Stars15 Stars16 Stars17 Stars18 Stars19 Stars20 Stars21 Stars22 Stars23 Stars24 Stars25 Stars26 Stars27 Stars28 Stars29 Stars30 Stars31 Stars32 Stars33 Stars34 Stars35 Stars36 Stars37 Stars38 Stars39 Stars40 Stars41 Stars42 Stars43 Stars44 Stars45 Stars46 Stars47 Stars48 Stars49 Stars50 Stars (Ещё не оценено. Вы можете быть первым! )
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: