останься здесь

Останься здесь, я спрячу твои крылья.
Устала, бедная, до ломоты костей.
Не вздрагивай, я двери все закрыла,
Не будет неожиданных гостей.
Дрожишь? Ну что ты? Я-то не обижу!
Присядь. Куда спешить-то по дождю?
Зовут тебя? Ну да, я тоже слышу…
А может чаю? Может подождут?
У них там злоба. Деленное делят.
«Война» она и в Африке «война».
Я, знаешь, больше не включаю телек.
Мне больше новостей приносит тишина.

Она притихла, больше не пугалась.
Да только взгляд затравленного зверя.
Прихлебывала чай и удивлялась,
Впервые за все время, человеку веря.
Она рассказывала как ей трудно,
Как устает от глупости и злости.
А за окном уже гудело утро,
И ветер молотил в стекло дождем, как тростью.
Печально улыбаясь напоследок,
Сказала « Я вернусь, уж ты поверь».
Расправив крылья, будто обернувшись пледом.
Смерть улетела, не захлопнув дверь.

Принято. Оценка эксперта: 24 балла.

Под зонтом

А мы казались такими разными,
А остались такими голыми
Под дождём, что мочит нам головы –
Беззащитными и смешными,
В чём-то даже чуть-чуть родными…
Под зонтом – иди – безопаснее…

Зонт – не крыша, не слишком сблизит нас,
Не успеем срастись в привычное.
Не в вине притаилась истина,
Что спасение утопающих –
Дело рук самих утопающих
И, по сути, вполне обычное…

Эту пару шагов до осени,
Эту меру десятикратную
До дверей моего парадного
Скоротаем не за вопросами,
От которых – светло, отрадно бы,
Но неловко и даже боязно.

Не успеем проникнуть в тайное,
Не наскучим друг другу заживо.
Наше мудрое мироздание
Как с зонта моего – не нашего –
Отряхнёт твои руки с рук моих
Чуть остывшими звонкими струйками…

Принято. Оценка эксперта: 24 балла

Элегия

При кончине мира припомни, что значит дождь.
Словам будет туго, и вот тебе знак: «Д» – это первая капля,
она упадет, непременно ударится оземь,
даже если ангелы не прихватят с собой барабаны.
(Хотя какой суд без барабанов!)

Ты все вспомнишь, потому что ты из краев,
где вода с неба есть не материя, но форма,
есть некая привилегия, разновидность мотора,
атрибут божества, сумма чисел, которых
ты, впрочем, тоже не вспомнишь, но важны не числа,
а мужество пальцем в небо и по дереву мысью.

Еще припомни, что не можешь смотреть на круг из квадрата,
лишь на квадрат из круга, поскольку цель аппарата,
изготовляющего грани в том, чтобы ранить четыре,
чтоб сменять решето на тимпан и псалтыри,
а в твоей крови Ветхий Завет перетек в житие Аввакума
с «доколе, Марковна?» и билетом до ГУМа.

Ты все вспомнишь разом, и душа скажет залпом: «Даешь»,
и тогда у престола пойдет первый дождь.

У града имя дождь…

У града имя
дождь,
пощечин хлёстких
гроздь,
обещаниями
грозят на земле,
высыхая обманом
к тебе,
у града имя
снег,
объятий холодных
бег,
легко исчезают
в тепле,
оставляя сырость
в душе
у града имя
мороз,
на всех поцелуй
вразнос,
ожоги клеймит
на щеках,
возвращая неверность
в устах,
и только
солнечный луч
растопит
порочность туч,
поможет
надежду вернуть
на солнце опять
взглянуть.

Принято. Оценка эксперта: 12 баллов.