Вначале (продолжение 3)

Когда он открыл глаза, фонарь не горел. За ненадобностью: стоял белый день. Точнее, серый, пасмурный, хорошо ещё, что не дождливый. Но прохладный. Лазарь замёрз. Ещё хотелось есть и пить. Пить, пожалуй, сильнее всего. Захваченный новизной ощущений, Лазарь не сразу понял, в чём странность. А она была в самой новизне. Холод, голод и жажда – за всю уйму времени, за всю проведённую в аду вечность он их ещё ни разу не ощущал. Единственное физическое ощущение, не считая воображаемых мелочей, – боль в сбитых ногах. Которой теперь не было. Лазарь в испуге посмотрел. Всё в порядке. Ноги как ноги. Босые, целые и даже чистые. Таким болеть незачем. А вот в пояснице немного ломит – то ли от холода, то ли от долгого сидения в неудобной позе. А это значит, что пора вставать и расхаживаться. Кряхтя, он повалился на бок, встал на четвереньки, с трудом разогнул затёкшее тело. И тут же застыл, поражённый окружающим видом.
Пятачок с фонарём был вписан в обширное пространство типового двора, окружённого типовыми панельными – как бог-ходики – девятиэтажками. Такими же серыми, как небо над головой. Похожих фонарей на этом пространстве было натыкано вдоволь. Лазарю достался самый отдалённый, возле мусорных контейнеров. Ну да, усмехнулся он, наше место завсегда на свалке истории. Вот только выглядела эта свалка подозрительно чисто. Ни клочка, ни осколка, ни лужицы. Даже бутылок из-под пива, обычно заботливо оставляемых бомжам возле контейнеров, – и тех не было. И сам двор выглядел совершенно безжизненно. Вроде всё на месте. Машины, припаркованные где попало, потому что не помещаются на пятачке, выгороженном четверть века назад. Такого же четвертьвекового возраста детская площадка с наполовину снесёнными качелями, от которых только металлические стойки торчат. Газоны вдоль домов – где с чахлой травкой, где густо засаженные цветами и кустами, где осенённые вымахавшими до четвёртого этажа тополями. Мусорные контейнеры эти самые… Чего-то не хватало. Людей нету, понял Лазарь. На дворе день, и на детской площадке должны копошиться либо малые дети под присмотром родителей, либо лихая подростковая компания. Вдоль домов должны прогуливаться бабушки, обсуждая последние дворовые новости и жалуясь на отсутствие скамеек. И должны ходить по своим взрослым делам люди в расцвете сил, кто на работу, кто с работы, кто просто срезать путь через двор. Не было никого. Никакого движения и никаких звуков. Впрочем, был звук: откуда-то из-за домов доносился невнятный басовитый гул городского движения. Лазарь покрутил головой, определяя, откуда гудит громче, и пошёл на этот гул.
Соседний двор оказался таким же типовым и почти таким же безжизненным. Ещё проходя между домами, Лазарь увидел вдали выезжающую со двора машину и поспешил следом, радуясь хоть какому-то движению. Но прочие машины были неподвижны, и так же безлюдно и свободно от мусора было пространство двора. Узкий проезд в дальнем углу вывел Лазаря на широкую улицу, столь же безлюдную и неподвижную, как дворы. И почти так же плотно заставленную припаркованными машинами. Гул доносился слева, где метрах в двухстах за красным глазом светофора двигался поток машин. Лазарь устремился к перекрёстку. Из потока навстречу ему вывернули серебристо-серая иномарка и следом за ней грузовичок. Лазарь, завороженно глядя на смену огней светофора, только краем сознания отметил странность иномарки, но в чём эта странность, так и не сообразил.

Запись опубликована автором Игорь Панасенко в рубрике Проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Об авторе Игорь Панасенко

Родился в конце марта 1958 года у подножия горы Кукисвумчорр, поэтому ушиблен Хибинами с детства. Поэтому там же и остаётся практически безвыездно, за вычетом шести студенческих лет. Впервые с авторской песней встретился в четыре года, когда родители купили первый магнитофон и бросились переписывать всё, что было доступно в ближайшем окружении - Визбор, Высоцкий, Кукин, Лобановский... далее везде. Уже потом, в институте (знаменитый Ленинградский Политех), узнал о существовании КСП, случайно забредя на конкурс "Топос". Далее везде... Ленив и неорганизован. Книг не издал. В союзах не состоит. Копирайт не признаёт. В миру успел поработать в академической науке, на государственной службе, в коммерческой фирме, на старости лет вернулся в науку. Везде занимался одним и тем же - дрессировкой компьютеров. А это уже диагноз.
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars6 Stars7 Stars8 Stars9 Stars10 Stars11 Stars12 Stars13 Stars14 Stars15 Stars16 Stars17 Stars18 Stars19 Stars20 Stars21 Stars22 Stars23 Stars24 Stars25 Stars26 Stars27 Stars28 Stars29 Stars30 Stars31 Stars32 Stars33 Stars34 Stars35 Stars36 Stars37 Stars38 Stars39 Stars40 Stars41 Stars42 Stars43 Stars44 Stars45 Stars46 Stars47 Stars48 Stars49 Stars50 Stars (1 проголосовавших, средний балл: 28,00 из 50)
Загрузка...

Вначале (продолжение 3): 1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: