Я умер, потому что был рождён

Я умер, потому что был рождён.
Мне фениксом не стать, не возродиться.
В живых остаться можно, если слиться
С историей изменчивых времён.

Все думают, мы выбираем как:
Общественным героем или тварью,
Сражённым пулей или стёртым старью,
Но это, к сожалению, не так.

Наш выбор — симуляция, мираж.
Рабами неизвестных обстоятельств,
Гружёными от тяжких обязательств,
Мы выпускаемся в умеренный тираж.

И каждый новый экземпляр — пустой,
И каждый новый путь — забытый в прошлом.
Весь мир представлен в безгранично пошлом,
Усеянном смертельной суетой.

Беги вперёд, стой вкопанным, не суть.
Мы полностью мертвы ещё в начале.
И болью неизведанной печали,
Отравлены, чтоб смерть не обмануть.

Принято. Оценка эксперта: 21 балл .

МХ-308 (Он-то схлопочет, бесстрашный прыгун по кредитам…)

Он-то схлопочет, бесстрашный прыгун по кредитам,
лет – как динамщица клуба «Рогатый петух».
Сдохнет на зоне от приступа панкреатита
или печёнкой поймает перо на лету.

В маминых роясь деньгах, будет каждый смекалист,
если найдёт на просторах столицы лоха.
Как бы рычаг повернуть, чтоб ко мне не цеплялись
берты-марии различные, будто труха?

Чтобы творить независимо от обстоятельств
и выступать не за плошку обветренных щей;
чтоб увивался за музой дорожной клематис,
кровь лепестков регулярно теряя в плюще.

Церковь бессильна – иль слишком прижимисты скрепы:
в случае выгоды впишут в апостольский круг
всех распиаренных прессой свиней, кроме Пеппы,
не разъяснив, отчего Всемогущий стал глух.

Лучше просить луговых потерчат, чья полынь
всех аферистов равняет, стирая им базу
томной истории просьб, закидонов, отмазок:
глядь, бушевали – а нынче мычат, как волы.

Мне бы, как Принцу в мулете, не розу – так берест,
только чтоб жить помогал, а не «гав!» да «алё!».
Больно вкусна мне твоя мазохистская прелесть –
в жизнь запускать с наркоманских задворок гнильё.

Ветхий Завет смело выкинь: вначале был Логос.
Пушкину просто ли так верховая езда
строк роковых посылала рекордную плотность?
Вот! А кому на трамвайчик – тому не сюда.

Шарф затяни, а потом уже парь папуасам,
в коей ты мере достойный Остап-Сулейман!
С книгами спишь, а не знаешь, как Киса опасен:
видно, ещё не всосалась в мослы сулема.

Принято. Оценка эксперта: 18 баллов.

МХ-296 (Борщ с человечинкой – трудноговорка…)

Борщ с человечинкой – трудноговорка,

но неоправданно вкусная! –

вывод щенка, превращённого в волка

каждой нейронной корпускулой.

 

Да, барсуки, росомахи и зайцы

рады стать массой бульонной

или начинкой тортильи под сальсой,

но – приедаются клоны.

 

Заяц мечту не крадёт у жирафа,

с верхних фиксаторов сорван.

Там не поймёт ни Жеглов, ни Шарапов,

в чём же нон-грата персоны.

 

Псина разумна – и то не гражданка

джунглей со странным укладом,

а поняла без включения шланга,

где кодекс чести подлатан.

 

…Жрал бы тот пёс оливье с кукурузой,

хищником будучи так себе,

кабы не пели, кося под Карузо,

псевдодрузья с выкрутасами.

 

Наобещают с три танкера рыбок

золотобрюхих по карму,

но что они лишь на мордах открыток –

в сноске словечком не капнут.

 

Что ж, залетай прямо с тачкой в кастрюлю

без атмосферного натиска!

Видя возмездие, смоется пулей

западный твой меценатишка.

 

Кто-то когда-то готовил приматов –

не отравился, напротив –

свёкла с капустой в заправке томатной

стала известней в народе.

 

Принято. Оценка эксперта: 25 баллов

МХ-275 (И этот – туда же: в советской шинели…)


И этот – туда же: в советской шинели
азовцам поёт «Голубую луну».
Не больно мне – просто глаза прикипели
к картинке, которую век не сглотну.

Ну я же просил, господа проститутки:
телесными будьте, чтоб свет не видал,
какая в одном плутоватом поступке
бывает рыгачка на лжедрагметалл.

Я помню его беспристрастный характер
на знойных застольях из жирных бумаг.
Он даже полковничью выправку тратил
на песенки про леприконов в корчмах.

Акцент еле слышный херсонско-джанкойский
не вытравлен, кстати, офсетом статей.
С которой понюшки гуцульского кокса
нутром перекрасился прелюбодей?

Причём – там слезает, тут пенится синька:
начинка-то русская, как ни фырчи…
И тенор с пучком модуляций под Стинга
родным признают что врачи, что грачи.

Десяток рабынь жёлто-синей эмблемки
за ним повелись – во заслуга! Жестяк!
Любуйся, страна, как на тощей коленке
сидит воспеватель азовских звытяг.

Мне б тоже хотелось пайка от кормушки,
но мозг – не нога: не покатит протез.
Сидеть буду впредь. На бобах. Потому что.
Война – то уже не словесный гротеск.

А танки ревут – тяжелы, вислобрюхи –
небось чтобы ржал, подвывая полку,
кондовый портрет политической шлюхи
с разъёмом для пениса в правом боку.

Три градуса тепла

Третье января 2007 года, три часа ночи.
Три градуса тепла.
Градусы в сторону “+” на градуснике какого – то там Цельсия.
Посреди просторного городского двора в беседке
пила компания молодых людей.
Самая звонкоголосая и высокомерная девица гнобила свою школьную подругу.
Подруга в слёзы и ушла вместе со своим ухажёром.
В беседке осталась высокомерная, и друг обиженной девушки.
Сначала девица хвасталась своим высшим образованием и связями,
а друг – парень стал “закипать”.
Парень схватил и изнасиловал девицу прямо посредине двора в беседке.
Сначала она кричала: “Что, ты, делаешь”!
А потом громко стонала и затихла.
Оба были пьяны.

За тридцать метров от беседки на лавочке сидела парочка, – муж и жена.
Они ссорились.
К ним подошёл пьяный придурок,
и стал угрожать мужу – мужику.
Мужику хватило одного удара,
чтоб отправить в нокаут тощего придурка.
Придурок упал плашмя затылком об асфальт.
Встав, придурок протрезвел и извинился.
И парочка ушла.
А придурок добавил в себя полбутылки заначенного “мерзавчика”.
И стал свидетелем изнасилования.
Парень, что насиловал,
напряжённо сказал: “Уходи отсюда”!
Девушка молчала.
Придурок не стал защищать девушку,
а с радостью прошёл мимо беседки,
поздравив с Новым Годом насильника и жертву.
Выйдя из двора, придурок увидел…

Придурок увидел нимбы городских фонарей,
тоннельное пространство улицы,
синий туман перекрёстка,
услышал резкие крики динозавров фауны города.
Ощутил исполинскую мощь редких тощих тополей,
что были “пострижены” до состояния голых стволов.
Тополя росли вдоль проезжей части.
На придурка надвинулось неутомимое спрессовывание воздуха,
и одновременно абсолютная свобода
скакавшего на него лёгкого ветерка ночи.
Прокиприотив около ста метров по улице,
придурок захотел по старой шизоидной привычке обнять дерево.
Тополь обладал не осиной талией и был в диаметре около
сорока сантиметров.
Пообнимав древесину, придурок устал и сел у корней,
облокотившись об ствол.
По его телу разлилось состояние покоя и умиротворения.
Но поспать не дали…

Через примерно сто прыжков улитки,
по тоннельному пространству прокарданило
острочавкающее низкими частотами звука изделие
родом из Совдепикуса.
Оно было прямоугольной формы, и с синими полосками на боках.
В лексиконе придурка оно звалось, – “Жигулюс-Шестёркус”.
Жигулюс чуть проехало дальше, и остановилось.
Трюм – створка откинулась,
и на тёмность асфальта вышвырнулось “нечто” в серой оболочке
с разными непонятными металлическими вкраплениями.
Это “нечто” импульсивно пододвинулось к придурку и спросило:
“Документы есть?”
Придурок знал,
что серые инопланетники всегда кушают глазосканами бумажки,
и потому, вынув из потайного кармана куртки, выдал свой паспорт.
“Нечто” шустро схватив,
откатапультировалось питаться в изделие Жигулюс.
Приблизительно через тридцать шустрых шажков черепахи,
серое “нечто” вернулось.
Оно отдало паспорт и сказало: “Иди домой давай”!
После сего “нечто” всосалось в Шестёркус,
и трансглюкировалось дальше по тоннельности.
Придурок решил,
что действительно теплее дома,
и в темпе аллегро прокавказил через уже пустой двор к себе
в бетонную ячейку – квартиру.

В тепле квартиры расколотая черепушка придурка начала жить своей “жизнью”.
И с утра его уже тверёзого на носилках увертюрили в изделие “Газелькус-Санитаркус”.
Отвезли в учреждение “Больница”.
Непонятно, почему в названии использовано
такое шикарное окончание “ница”?
Так бы и писали, – учреждение Боль.
Выйдя из боль…ницы, придурок очень возненавидел общество
за эгоизм и ложь в СМИ.
Но прочитав библию зла,
он нашёл все ответы на свои “вопросы”.
Начал сатанистом,
приносил в жертву Ваалу беззащитных кошек и собак.
А затем…
Стал маньяком!
Ибо вспомнив изнасилование,
стал убивать красивых беременных девушек.

А может зря парень насиловал девушку во дворе,
может зря “нечто” тогда вскурпулёзилось и проверило документы?
Так тихо и мирно замёрз бы придурок,
и не было бы потом десятков убитых девушек
с невинными младенцами в их чревах?

P. S.  Часть событий произошло в реальности,
а часть событий придумано.
Отгадаете какие?

 

Принято. Оценка эксперта: 27 баллов

Настроение Плохишь

Свиньями ослов морщатся дела
Копьями козлов жнутся шулера
Порохом жулья насладится моль
Сапогом гулья вызверится соль
Кромешный ноль – это додик – роль

уби

Красные змеи окон.
Фиолетовый слон Sprite.
Светлоликая дорога из подоконника.
Чудные виденья амфитаминны.
Убивай!
Убивай внутри!
Убивай внутри себя наркомана!

Краткий боли стон.
Психический крен fate.
Истерика ухода из “рая”.
Страшные мгновения параноидальны.
Убивай!
Убивай внутри!
Убивай внутри себя наркомана!

Пурпурный магнит кайфа.
Неутолимая жажда удовольствия.
Всемерная злоба на родичей.
Морали нормы эфемерны.
Убивай!
Убивай внутри!
Убивай внутри себя наркомана!

Нервный бит “голода”.
Неоспорима тяга получения.
Шустра кража у благодетелей.
Воли миги эгоистичны.
Убивай!
Убивай внутри!
Убивай внутри себя наркомана!

Самое важное, – ДОЗА!
Смысл жить, – ДОЗА!
Зарезать маму, – нет сомнений.
Все помыслы безумны.
Убивай!
Убивай внутри!
Убивай внутри себя наркомана!

Иначе…
А, вы, знаете,
Что крыса доброты торчит из языка Папы Римского?!

 

Принято. Оценка эксперта: 26 баллов

Я опа

Я опа…

Я опарыш, я глупыш,
Я тля, я скотина!
По мне плачет топор палача,-
Гильотина!
Всех от дел моих, охватит грустина…
Вспоминаю,
Что обидел вас сильно и много я…
Что обкрадывал, блудил, обманывал я…
Нет мне прощения!
И задаюсь вопросом иногда…
Зачем позвал вас в друзья?!
Все, вы, похожи на меня!
Также лгали, воровали, предавали меня!
Так чта!
Всех нас ждёт гильотина!
Да, и вместе смерть не страшна…

 

Принято. Оценка эксперта:12 баллов

Четырышка (двойная) “Ньютон, яблоко и ….”

Яблоню ветер качнул над Ньютоном, и опа –
падает яблочко спелое и ароматное.
Вдруг из земли вылезает огромная жопа,
фрукт сей хватает и прячется в землю обратно.

«Что это, чёрт возьми, было, скажите на милость?» –
сдёрнул воробышков с яблони возглас Ньютона.
Жопа опять тут как тут из земли появилась,
смачно жуя, и сказала небрежно: «Антоновка».

© Copyright: Олег Чабан

Ответ С. Благинской на комментарий к стихотворению “Капля моря”

Написала мглистое,
Жалистно-осеннее,
А сказали: “Сп*здила
Слово у Есенина!”

Вроде, рифма свежая,
Ритм не угловатый, а
Прослыла невеждою –
Наглой, вороватою.

И теперь знакомые
Не зовут по имени –
Дескать, незаконно я
Приложилась к вымени

Нашей русской классики,
Да в порыве истовом
Разрешить смогла себе
Слово позаимствовать!

Подвели, попутали
Думы нетверёзые.
Виноваты «путинка»
Да массив берёзовый:

Ни всплакнуть о дЕвичьем,
Ни послать к праматери –
Обзовут… не неучем,
Значит, плагиатором…

Сила восприятия

– Хотите анекдот? Пошли как-то на охоту русский, немец и украинец…
– Тю! Да знаю я этот анекдот – про рашку-пидарашку!
– Да не… там про другое… так вот…
– Хуй в рот! Все москали – гандоны!!!
– Можно я анекдот доскажу?
– Ни можна! Мамке своей паблядушке расскажешь! Рашист недоделанный!
– Но…
– Гавно! Думаешь, я не знаю, что ты, ублюдок путинский, сказать хочешь? Что, мол, заманили они типа украинца в лес, да и оттрахали его там на пару, и стал он гейевропейцем…
– Да ничего подобного. Дайте мне досказать, и сами увидите…
– Хули ты пиздишь, имперская задница?! Кого ты наебать хочешь?! Я ваши шуточки москальские за версту чую! Скажи ещё, что к геям хорошо относишься?!
– Я к ним не отношусь.
– Вот именно! Гнида кремлёвская!!! Потому что ты пидарас!!!
– Да что вы всё заладили – геи, пидарасы? Там совсем не про это…
– Ну, значит, про то, как рашист с фашиком пердели, а украинец типа крал газы и складывал их в берестяную коробочку…
– Блин! Ну у вас и фантазии! Всё, сдаюсь, ваши анекдоты лучше.

© Copyright: Олег Чабан

Обыкновенный выходной

Длинная дорога к резиденции Бога.
Тропинка убога, дерьмо у порога.
Ханжа-недотрога за воротами строго
Следит, чтоб их секс не спалили за стогом.

Мне противно настолько,
Что вытерпеть стойко,
Невозможно, поскольку
Весь вечер за стойкой,
В дерьмо спивался я бойко.
Самочувствие – двойка.
Звонкий крик, типа: Стой!, как
Катализатор – настойка.

И я выблюю лужу,
В ней увижу я душу
Вместе с гнилью и желчью.
Я сроднился навечно
С декадансом и курвами
Танцами, глюками,
Рванными брюками.
Грязный черт тянет руку мне.

Я ссылал его в хату не раз,
Я чертовски борзой ловелас.
Мало было мне белок и нечисти,
Я в похмелье намылил конечности.

Я направился к светлому царству,
Проводила меня моя паства.
И пускай дыра суженной – раструб,
Не держу зла на подлость и хамство.

Длинная дорога к резиденции Бога
Тропинка убога, дерьмо у порога.
Я ворота потрогал – во имя святого!!!
Наконец-то я дома, и не нужно другого.

 

Принято. Оценка эксперта: 18 баллов

Бляди

Я хочу обнимать каждое твоё слово,
Каждую букву твою,
Ты ведь мне так дорог,
А я не ценю жизнь свою.

Разбиваются хрупкие льдины
Холодного сердца по-утру.
А ты пьёшь виски с колой и льдом
Где-то вечером в кабаке прокуренном.

Там танцуют бляди с тобою в упор
И мысли у них чернее ночи.
Той ночи, когда мы гуляли с тобой,
И думали, что мир позолочен.

Танцуя пьяные вальсы,
Мы знали что кончится это вино.
И окажется, что мир не золото,
А лишь чёрное полотно.

 

Принято. Оценка эксперта: 11 баллов

Без на…

ПерсевЕринг с Милой Сердной
рассуждают так примерно:
без сюрпризов жизнь скучна,
жизнь такая нахрена?

(Тут заглядывает Шелест)
– Вы, пожалуйста, без «на»
писек, сисек и говна.
Стих от этого – дешевле.

Даже если вы и гений,
но среди людей живя,
надо быть интелегентней…
(ну, таким, как скажем, я).

– Вот-вот-вот…. – подошла nandyoz, –
Накопилось-то, набралось…
поддержу я в вопросе этом,
в акварелистости рассвета,
вмёрзшей в камень душой поэта,
чаек дивного пируэта,
на седою равниной моря
пролетающих,
с ветром споря
и без радости,
и без горя…
жерла пушек в лицо: «ты чья?»…
впрочем, ах… о чём это я?!

– Как о чём? Всё о том же, голуба.
Жизнь прожить можно-на, без «на»…
Вот однажды давал я дуба
в сахалинистости… Одна
мысль тогда не давала покоя:
«стоит дальше мне жить иль не стоит…»
А штормяга стоял, дай Боже,
жизнь меня молотила по роже…
Поезд Ейный – на мой вокзал.
«Хуй-на-ны!» – я тогда ей сказал,
выходя из смертельного сна,
но… без «на»… повторяю: без «на».

Тут как тут… словно джин из лампы,
(что словами потёр Чинаров)
появляется (кто?)… Евлампий…
Ну, а как же ещё иначе?

– Вы, Сергей, опять одеяло
на себя, любимого, не тащите.
Вас здесь как бы… э… не стояло…
Про другое здесь… извините.
Исторически так сложилось
(я историк сам, если что),
что явление мата прижилось,
и значенье его велико
на историю, на культуру…
в обиходе – опять же…

– Блин!
Вы опять кандидатством кичИтесь…
Разоряетесь день деньской.
И ведёте себя, как учитель.
Вы откуда взялИсь такой?

Развалились, как хрен на блюде,
вроде как умнее здесь всех.
(Гайдамович шутить не любит,
а Евлампия – так ваще).

– Вы сказать-то чего хотели?
Впрочем, это неважно, да,
т.к. что бы вы не… гм-м… сказали –
всё равно это всё пурга.

Вы же – ужас до чего несносны…
строите учёного отца..
(улыбнулась… так… победоносно…
что опять отшлёпала юнца).

– Ой, – вздохнула Ира Кемакова, –
прямо и не знаю, что сказать…
мат в деревне – как бы и не ново,
я – не против мата… и не за.

Но в литературе, если честно,
ему места нет… да и в стихах…
Мат в литературе неуместен,
надо матершинщиков стегать.
С матом рвущим на себе рубаху –
хочется (хоть и не в этом суть)
заострённым серпиком с размаху
по… тарам-пам-пам-пам… полоснуть.

В общем, нету места мату в творчестве,
хочется хоть в нём… ну, ё-моё…
небо осушить от одиночества,
и осыпать звёздами бабьё.

«Я стою в сторонке. Молча. Ни гу-гу.
И слова все впитываю кожей,
только в теме разобраться не могу.
Знаю лишь, что ссориться негоже.
Ваших сисек-писек кутерьма –
лишь иллюзия, она так мало значит…
Стынет бесконечная зима,
и не верится, что будет всё иначе».

(Улыбнулась Веткина отчаянно,
вглядываясь в спорящие лица
с затаённой грустью и печалью,
и осколками в сердечной мышце).

……….

Кто ещё участвовал в полемике,
и озвучил мнение своё?
Мы не знаем. Может, вы? Смелее, на!
Что затихарились, ё-моё!

© Copyright: Олег Чабан
© Copyright: Мила Сердная

Страсти в интерьере

Изображение

dega1

Ты думаешь о сём, о том,
об отоплении,
а я свирепо бью хвостом,
от вожделения.
Готов к захвату мой фрегат,
И пушки к бою.
Не довершил старик – Дега
Сюжет любовью.
Я так безудержно хочу…
Ты ждёшь подарка…
Дверь на засов. Ладонь к плечу…
И станет жарко.

Художник – Эдгар Дега. Интерьер. Насилие