Я должен был что-то написать

Помню, спросил меня друг – а что писать, когда не знаешь. о чём написать? Ну вот я ему и посоветовал, а он мне – я вообще-то что-то хорошее хотел, а не энциклопедию пития. Так вот, вот и я последую этому совету… Так вот – для начала, о себе я говорить люблю, но ничего конкретного, а посему, давайте уточню сразу – я человек скромный, как и любой замечательный человек, коим я себя не считаю, вот и думай, что хочешь… Наверное, читатель, ты уже задаёшься вопросом, на кой я вот это вот пишу, да? Ну, окошко вылезло – надо что-то написать, просто так, чтоб было, дебют такой на сайте. Произведения ранее опубликованные в сети то низя, а то а-тя-тя. У меня они и есть все в сети, 2 романа в продаже опубликованные на Бог знает скольких ресурсах. Рассказы, но это в группе в вк и, думаю, раз ранее опубликованное сюда нельзя, то и ссылку на своё творчество тоже нельзя. А то а-тя-тя. Однако, здравствуйте, перейдём к главной новости вечера: чай в пакетиках пить можно. Авторитетно заявляю.

Принято. Оценка эксперта: без оценки .

Микс из собратьев по перу (это пародия для тех, кто не понял)

Был август. Пухла голова.
На кладбище сирень цвела
И прахом сыпалася в Сеть.
Миропорядок подустал,
От дураков экран трещал.
Местами жажда умереть
Всё ж побеждала здравый смысл.
Вокруг крутилась мухой мысль:
«Всего важней иметь права».
Стрелка родили на турель.
МХ, МП и… дважды два
Вдруг даже стало и не пять.
/Как хочется тут срифмовать
С красивым русским словом – б***/
И мучил Дарвина… енот.
/Возможно, лось или нарвал/.
Ему никто не отвечал.
Никто и писем не писал,
Но вдруг нарвался на сонет,
Где Ницше, тьма и лунный свет.
И бился пыл у всех в груди,
Был окольцован чей-то путь…
/В собор мне, что ли, отдохнуть
Сходить, взглянуть там на гробы?
И, в благодарность, от судьбы
Вставные зубы получить/.
Но нервно курит Моисей,
Сменяв скрижали на стихи.
Да ладно, тяжкие грехи
Мне не дадут всё ж облысеть.
Пожалуй, лемму докажу
И выложу всё это в Сеть…

 

Принято. Оценка эксперта: 28 баллов

Апостол

“Одни только убежденные апостолы обладают властью заставить себя слушать, плыть против течения, изменять идеал целого поколения, но это чаще всего благодаря узости их мысли и известной дозе фанатизма, в чём им нельзя завидовать.
Впрочем, не писанием книг они доставляют торжество какому-нибудь верованию. Они долго спят в земле, прежде чем вздумается литераторам, занятым фабрикацией легенд о них, заставить их говорить”.
Вот-вот. Все литераторы – лжецы. Убаюкивают народ словесной чепухой.
А ведь всё значительно проще. Чувствуешь в себе силу и власть, иди к людям и говори им правду.
Отложив томик Лебона и набрав первый попавшийся номер из телефонного справочника, он услышал приятный девичий голосок:
– Серёжа, милый, наконец-то.
– Я никакой не Серёжа, деточка. И тем более не милый. А ты в курсе, что прежде чем начать разговор, следует удостовериться, кто там на другом конце провода? В нашей стране мошенников и коррупционеров…
– Простите, а вы кто?
– Я – тот, кто может передать тебе свой жизненный опыт и принципы, а также научить не поступаться ими в сложных ситуациях.
– Извините, но у меня совсем нет времени, может, как-нибудь после.
– А, после, а будет ли что-нибудь после?
«А после – апостол» – срифмовалось ни с того ни с сего. Отогнав от себя эту неуместную поэтическую красивость, он продолжил:
– Смотри, девочка, поживешь с моё, поймёшь, как тебе нужен был своевременный совет, да поздно будет.
Положив трубку, старик Айдавонич любовно пересчитал свои трудовые мозоли, горько вздохнул, нащупав угасающим взором пришпиленную к стене вырезку из газеты с фотографией зверски замученного подростками грача, и вскоре заснул сном проповедника. Снилась ему огромная площадь, по которой стройными рядами вышагивали оркестры трудовых коллективов, бодрые физкультурники и, конечно же, передовики производства и простые колхозники, вклад которых в общее дело был наконец-то по достоинству оценён. Да и могло ли быть иначе во сне, что повторялся раз за разом уже который год и, возможно, был единственным смыслом жизни Айдавонича. Больше всего на свете он хотел остаться в этом сне навсегда, но жизнь почему-то каждое утро возвращала его в унылый пятачок муниципальной недвижимости со щелястыми оконными рамами, легкозвукопроницаемыми стенами и облупившимся чайником с охрипшим свистком. Тем самым чайником, который, старея вместе с ним, научился и слышать, и понимать. И который завтра споёт новую мелодию, неуловимо напоминающую слово “апоссссстол”.

РаскольникоЛениниада

РаскольникоЛениниада

─ Раскольников, вы зачем переспали с мёртвой старухой?

─ Да вы, дядя, в мотивах ни бум-бум… ─ ответил Раскольников, ─ Это я так воспитываю в себе коммунистическую терпимость к капиталистическому отродью.

Но самовоспитание Раскольникова так и осталось лишь добрым намерением. Зато теперь к нему строятся шеренги на Красной Площади…

***

─ Раскольников, Вы почему изнасиловали сразу трёх старух? ─ спросил следователь.

─ Но это же лучше, чем у Достоевского, ─ ответил Раскольников. ─ Мы пойдем другим путем!

Вскоре половина человечества назовет его самым человечным человеком.

***

─ Я не Раскольников, я князь Мышкин, ─ сказал следователю Раскольников.

─ А я знаю, старуха торговала сыром, ─ ответил следователь… Раскольникову ответ следователя не понравился и он раскулачил полРоссии, чтобы сыра хватило на всех. Потом пионеры теряли девственность при одном лишь взгляде на его фотографию, которая висела во всех школах.

***

─ Раскольников, вы убивец??! ─ с надеждой спросил Чичиков.

─ Мне ваши поганые капиталистические души не нужны! ─ воскликнул его разум возмущенный и даже лысина побагровела, как будто на ней раздавили клопа. ─ Фас! ─ крикнул он своим душам рабочих и крестьян.

А потом убогие материалисты это мистическое противостояние обозвали классовой борьбой.

***

─ Раскольников, вы зачем соблазнили Анку Каренину? ─ спросил следователь.

─ Вы романы перепутали, я старуху прибил, ─ ответил Раскольников.

─ Надежду Константиновну, что ли? ─ уточнил Парфирий.

─ А брачные узы мы тоже порвём во имя счастья миллионов!

***

─ Раскольников, вы почему убили старуху? ─ спросил следователь.

─ Я Чапаев, это Петька ее откоммуниздил, блин, ─ ответил Раскольников, стушевываясь в суггестивной конспирации и пошел писать в замаскированный под сортир шалаш знаменитые апрельские тезисы.

***

─ Раскольников, вы зачем собаками затравили ребеночка на глазах у матери? ─ спросил следователь.

─ Я не Раскольников, я профессор Преображенский, я не затравил, а наоборот, я сделал из него чудную собачку! Скажи “гав”! ─ скомандовал он под стол.

«Жить стало лучше, жить стало веселей!» ─ рыкнуло из под стола.

***

─ Раскольников, с какого бодуна вы отчикотиздили старуху? ─ спросил следователь.

─ Я не Чикатило, я Мересьев, старуха со мной залетела, ─ невозмутимо ответил Раскольников.

─ Вы не боитесь, что у вас будет сифилис мозга, ─ сделал лирическое отступление следователь.

─ Мне это не грозит. Сифилис к сифилису не пристаёт, ─ также лирично ответил ему наш самый человечный человек.

***

─ Раскольников, вы же могли жениться на старухе! ─ участливо воскликнул следователь.

─ А я и женился, ─ сказал Раскольников, ─ только у нее был не востренький носик, а картошкой.

***

─ Раскольников, вы зачем ущипнули старуху за жопу? ─ сдвинув брови спросил Порфирий.

─ У меня с этим были связаны большие планы: учиться, учится и учиться делать массаж, ─ ответил Раскольников и невинно пошевелил ушами.

─ Мелко плаваете, ─ скептично заметил Парфирий….

Вот тогда-то и родилась великая идея всех старух к делу мирового пролетариата приобщить.

***

─ Я её, так сказать… ─ с многозначительной хитрецой сказал Раскольников…

─ Вы её убили или “так сказать”? ─ со скрытой завистью переспросил следователь.

─ Я её так сказать… ─ уже слегка смущенно повторил Раскльников.

─ Вы ее убили или “так сказать”? ─ уже не скрывая своей зависти настойчиво повторил следователь.

─ Да я собственно ничего и не делал, ─ умиротворенно улыбаясь ответил Раскольников, ─ она сама заигралась в мой коммунизм до смерти…

***

─ Как долго вы топором кромсали старуху?

─ No, no, старуху закромсали лебедь, рак и щука, и все по разным мотивам.

─ А вы тогда тут причём?

─ А это они по моему сценарию: я баснописец Крылов!

─ Врёшь, это я, блин, Крылов, а ты мой ягнёночек. Хи… хи! И ням… ням!

─ Но если ты с меня сдерешь мой невинный овечий комуфляж, тебе конец, потому что под ним я страшный лысый сифилитик!

Диалектика жизни, так сказать, бе…

***

(с) Юрий Тубольцев

Принято. Оценка эксперта: 16 баллов

Молодость промчалась, словно тройка

Молодость промчалась, словно тройка,
с гиканьем и топотом копыт.
Глядь с похмелья утром – перестройка!
И душа еще сильней болит.

Стать поэтом – это не игрушка!
Рукописи многих не горят…
Топят свой талант в железной кружке,
С Фаустом о смысле говорят.

Народилось гениев – как щенов.
Даже плюнуть страшно – вдруг пророк?!!
На одну Россию – тысчи Членов
рифмы пишут вдоль и поперек.

Принято. Оценка эксперта: 25 баллов.

Где-то на Олимпе…

Молитва

/Konstantin Vasilchenko/

Дай мне, Творец, развеять миражи,
Что путника преследуют в пустыне,
Дай отличить геенну от святыни
И верную дорогу укажи.
Убереги меня и сохрани
От подлой лжи, от женского коварства,
От духа зла, взошедшего на царство,
Не убавляй отпущенные дни.
Дай музу мне и лавровый венок,
Налей бокал вина для вдохновенья,
Избавь от суеты и нетерпенья
И приведи удачу на порог.
Тебя постигнув, я воздвигну Храм
Души своей, ранимой и раздетой,
Что кровоточит песнею неспетой.
Дай мне тепла. Его другим раздам.

—————————————————

Моя пародия:

Где-то на Олимпе…

– Ты что в печали? Что случилось, бро?
– Да тут ко мне один вломился всуе…
навроде как с молитвой и… добром…
но как-то странно… что-то не пойму я…
Он лил и лил мне в уши свой елей…
затем: отсыпь, мол, ништяков, вкусняшек –
«венок», «удачу», музу» и… «налей»…
тогда постигну, что ты – кул и няшка
и всё трындел: «дай мне тепло… тепло…»
что, мол, его он людям расфасует…
– Ты дал? – Я дал. – А грустный отчего?
– Так он им… на Крещатике… торгует.

© Copyright: Олег Чабан

Везу паровоз

Я везу паровоз на спине,
потому что везун вездесущий.
Одолел он меня выше всех степеней,
прочь воротит с души, лишь взгляну я в глаза его сучьи…
__________________________
На лопатках мозоли растут, как колхозное просо,
мне бы сбросить его, будто грязный тяжелый мешок.
Но подумаешь – так непростительно просто,
и к тому же, по ходу, смешно.

Я, допустим, смогу: я уверен, устойчив, усидчив!
Только душу из пор пропитал пот насквозь…
Вот неведомый кто-то презрительным прозвищем кличет:
“Паровозовоз!”…
24.07.2017 г.

Принято. Оценка эксперта: 27 баллов

Двадцать пятый трамвай

Синеокий трамвай

перелесками избранных мыслей

протекал по саванне

с печально-горбатым лицом.

И серебряный век –

в этом именно траурном смысле –

оказался пред нами случайно

большим подлецом

 

Кончен праздничный бал –

И ощерились яростно двери,

Пожирая в себя

Вытекающий бурно народ.

Эти двери вцепились в меня,

словно хищные звери.

Или звери как двери?

Или может всё наоборот?

 

Только знаю наверное:

Съедены сраму не имут.

Ведь за дверью уже –

Никуда, низачем, никому.

А услужливый критик

пусть топает лесом и мимо.

потому что и сам я себя

Никогда не пойму.

“Если бы, да кабы…”

Если бы…

(Konstantin Vasilchenko)

Если б рыбы не были бы немы –
Растекаясь мыслию по древу,
Рыбакам проклятия кричали б,
Тихими июньскими ночами
Обсудив насущные проблемы.
Если бы рептилии летали –
В вышине парили бы, как тени,
Пламенем поджаривая тучи,
Чтобы флору засухой замучить
И Луну поставить на колени.
Если б люди поумнее были,
Как Кощей над златом бы не чахли –
Не делили б, но объединяли,
Пели песни и стихи писали,
Хлебный мякиш голубям крошили.
Если б рыбы не были бы немы…
Если бы рептилии летали…
Если б люди поумнее были…
Не сложилось…
Не заладилось…
Не стали…

================================

«Если бы, да кабы…»

Если б рыбы были рысями,
ну а рыси – кукарекали,
если б дружба – вместо выстрелов,
а дороги – стали реками,
если б жареной картошечки –
да нарвать бы прямо с дерева,
а плохие все – хорошими
стали бы, в добро уверовав,
если бы дома летали,
а пингвины говорили,
если б сердце – вместо стали,
и людьми бы – гамадрилы,
вместо кучи правд – желанье
вместе истину постигнуть,
и шагали б на закланье
к овцам розовые тигры,
если б звёздами – наркоши,
клоуном – директор в школе…
жизнь была бы… да такой же…
но, по первости, – прикольней.

© Copyright: Олег Чабан

Карман

Добрый человек
Держит карман шире.
Находит в этом
Особую прелесть.
Чтобы добрые люди
Могли убедиться, что в этом кармане
Для прекрасных свершений найдутся предметы.
Чтобы люди недобрые знали при этом,
Что добро для защиты себя обладает кастетом.
Добрый человек в глубине души
Понимает, что это так глупо –
И для встречных, и для поперечных
Выворачивать душу, карманы.
Но нутром принимает такую планиду:
Это важно для кармы.

Если дарит кавалер брюлики и тачки…

Если дарит кавалер
Брюлики и тачки –
Про такого говорят:
“Вот, хороший мальчик!”
Если же мужик – в науке,
Тычет в книжку пальчик:
Это же, друзья, зануда!
Свозит только в Нальчик!
Если парень себе шмотки
Приобретёт на рынке,
То с таким не станут спать
Грудастые блондинки!
Если же в постели – зверь,
Да, ещё богат:
То такого – просто нет!
Либо он – женат…
У меня секретов нет.
Слушайте, детишки:
И про женщин вам ответ
Размещу я в книжке…
Если чика к спонсору
Тянет губки уткой,
То такая девушка-
Зовётся проституткой!

 

Принято. Оценка эксперта: 18 баллов

Семеро смурных (Из цикла “Зеркало”)

Уважаемые дуэлитовцы! Начинаю цикл стихотворений, посвященных известным мне здесь по творчеству людям (ни с кем, увы, не знаком лично). Продолжаю цикл публикаций. Предыдущие публикации на эту тему можно прочитать здесь:
Теленок (Евгению Попову)
Земля Ирины (Ирине Кемаковой)
Готическое (nandyoz)

Спешите видеть! А теперь по списку следующий Олег Чабан.

Семеро смурных

/Олегу Чабану/

Сумрак упрямо трясло от сортирного смрада,
в сером дыму скособочился спирта стакан.
Около полузаброшенной сельской эстрады
случилось что-то вроде пикника.

Нет, не апостолы, скорее – пилигримы,
окурками наполнилась трава…
Семь мужиков лакали спирт голимый,
и вместо закуси – рубашек рукава.

Слегка доносилось лишь страшное хрюканье сиплое,
как будто в лесу заиграл сатанинский гобой.
В испачканных брюках по-черному пили под липами,
и где-то в глубинах души назревал мордобой.

Злобный волшебник надел на них пьянства оковы,
заставил забыть и детей, и другие пути –
их дальней дорогой всегда обходил участковый,
к ним жены не решались подойти.

Вот кто-то захрапел, другой блевал на листья,
крестился кто-то, челку почесав.
Седьмой в канаву грязную свалился –
всем умирать осталось полчаса…

27.09.2016 г.

Готическое (Из цикла “Зеркало”)

Уважаемые дуэлитовцы! Начинаю цикл стихотворений, посвященных известным мне здесь по творчеству людям (ни с кем, увы, не знаком лично). С ним можно ознакомиться здесь:
Теленок
Земля Ирины

Идем далее – теперь очередь nandyoz (прошу прощения, если написал с ошибками). Внесите! 🙂

Готическое

/Ирине, что скрывается под псевдонимом nandyoz/

«Доброй смерти, сестра!»* – возвещает на небе комета,
Холод пламя костра норовит до конца опростать.
Шляпа черная, плащ, воротник высотою в полметра,
ветер сумрачных чащ наполняет любви паруса.

Осень смочит листочки дождем, к нашим душам прилипшие,
Вспыхнут красные губы твои как кровавый закат.
Мы мосты подожжем и останемся лишними
в том краю, где сугубо мечты погибают за так.

Мы с тобой рождены, чтоб ночами сидеть на погосте,
здесь найдется немало приятных и милых вещей –
словно кто-то, таясь от жены, скучной женщины постной,
посещает завалы сокровищ в глубинах пещер.

Рассветает. Залаяли где-то собаки в глухом отдалении,
ты уснула под жалобный скрип погребальных венков.
Быстрой стаей летят воробьи хлеб клевать на колени к нам,
и садятся на камень, где спит удалой военком.

_________________________

Ты проснешься, а серые птицы
все склевали с утра.
(что халва им, что хлеб-каравай)
Я сижу. Совершенно не спится –
Доброй смерти, сестра!
Ты ответишь – «И вам не хворать!»
________________________
* Распространенное среди готов обычное приветствие.
26.09.2016 г.